Статья 88. Участники общества с ограниченной ответственностью

1. Число участников общества с ограниченной ответственностью не должно превышать пятьдесят. В противном случае оно подлежит преобразованию в акционерное общество в течение года, а по истечении этого срока — ликвидации в судебном порядке, если число его участников не уменьшится до указанного предела.

(п. 1 в ред. Федерального закона от 05.05.2014 N 99-ФЗ)

2. Общество с ограниченной ответственностью может быть учреждено одним лицом или может состоять из одного лица, в том числе при создании в результате реорганизации.

Абзац утратил силу с 1 сентября 2014 года. — Федеральный закон от 05.05.2014 N 99-ФЗ.

(п. 2 в ред. Федерального закона от 30.12.2008 N 312-ФЗ)

Комментарии к статье
1. Согласно п. 3 ст. 7 Закона об обществах с ограниченной ответственностью число участников общества не должно быть более 50. Данное ограничение обычно объясняют тем, что ООО как объединению капиталов в то же время присущи некоторые черты договорных объединений, в частности относительно закрытый характер членства и более тесные, чем в открытых акционерных обществах, отношения участников. Действительно, чем больше в обществе участников, тем вероятнее постоянное обновление их состава. Однако конструкция общества с ограниченной ответственностью на это не рассчитана, о чем, в частности, свидетельствует норма о преимущественном праве покупки доли (см. коммент. к ст. 93 ГК). Кроме того, появление в составе общества каждого нового участника требует внесения соответствующих изменений в учредительные документы, что также не совсем удобно.

Между тем не стоит полагать, что, устанавливая предельную численность участников общества, законодатель хотел уберечь их от вышеуказанных трудностей. Если бы необходимость такого ограничения вытекала из внутренне присущих данному виду организаций свойств, то никакого законодательного ограничения не потребовалось бы, как не потребовалось его в отношении товариществ. Напротив, в течение первых трех лет после принятия ГК, когда в отсутствие специального Закона норма п. 1 коммент. ст. "не работала", было создано немало обществ с ограниченной ответственностью с численностью участников свыше 50.

По-видимому, основная причина указанного ограничения заключается в стремлении законодателя не допустить, чтобы общества с ограниченной ответственностью заменяли собой открытые акционерные общества. Последние традиционно пользуются повышенным вниманием государства, что проявляется в обилии в акционерном законодательстве императивных норм. Правило п. 1 коммент. ст. не дает крупным объединениям "ускользнуть" из-под их действия.

2. Согласно п. 3 ст. 7 Закона об обществах с ограниченной ответственностью в случае превышения допустимого числа участников общество подлежит преобразованию в открытое акционерное общество или в производственный кооператив. Данное правило, на первый взгляд, расходится с требованием п. 1 коммент. ст., однако расхождение это лишь кажущееся. Преобразование в закрытое акционерное общество в данном случае недопустимо, поскольку численность участников последнего также не может превышать 50 (п. 3 ст. 7 Закона об акционерных обществах). Что касается возможности преобразоваться в производственный кооператив, то отсутствие упоминания о ней в п. 1 коммент. ст. вряд ли следует рассматривать как запрет. Данная норма имеет совершенно иную направленность, описанную выше. Поэтому она не является специальной по отношению к правилу п. 2 ст. 92 ГК, которое прямо допускает преобразование общества с ограниченной ответственностью в производственный кооператив.

На предусмотренное п. 1 коммент. ст. преобразование или сокращение численности участников до установленного предела обществу отводится один год. В противном случае оно подлежит ликвидации в судебном порядке по требованию органа, осуществляющего государственную регистрацию юридических лиц, либо иных государственных органов или органов местного самоуправления, которым право на предъявление такого требования предоставлено федеральным законом (п. 3 ст. 7 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).

3. Смысл запрета, установленного п. 2 коммент. ст., состоит в том, чтобы не допустить злоупотреблений со стороны лиц, желающих избежать имущественной ответственности, которая в ряде случаев могла бы быть возложена на них как на непосредственных учредителей общества (см., напр., ст. 56 и 105 ГК). Вместе с тем эффективность данного запрета невелика. К примеру, он легко обходится путем привлечения хотя бы одного номинального соучредителя для создания общества, которое, в свою очередь, единолично учреждает другое общество.

Кроме того, указанный запрет способен предотвратить создание общества другим обществом, состоящим из одного участника, но бессилен перед ситуацией, когда общество становится компанией одного лица, которое является обществом, также состоящим из одного участника. Правда, в первом случае у регистрирующего органа не будет законных оснований для отказа в регистрации, однако сразу после нее он сможет обратиться в суд с требованием о ликвидации такого общества. Что же касается второго варианта нарушения коммент. п., то и здесь наиболее логичным последствием могла бы стать ликвидация общества, однако такая санкция из закона прямо не вытекает. Можно попытаться подвести указанное нарушение под "грубое нарушение закона", которое предусмотрено п. 2 ст. 61 ГК в качестве основания ликвидации юридического лица. Однако и такое решение не бесспорно, ведь в п. 2 ст. 61 ГК речь идет о нарушениях, допущенных самим юридическим лицом, в то время как само общество практически неспособно повлиять на состав своих участников.