Статья 796. Ответственность перевозчика за утрату, недостачу и повреждение (порчу) груза или багажа

1. Перевозчик несет ответственность за несохранность груза или багажа, происшедшую после принятия его к перевозке и до выдачи грузополучателю, управомоченному им лицу или лицу, управомоченному на получение багажа, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза или багажа произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело.

2. Ущерб, причиненный при перевозке груза или багажа, возмещается перевозчиком:

в случае утраты или недостачи груза или багажа — в размере стоимости утраченного или недостающего груза или багажа;

в случае повреждения (порчи) груза или багажа — в размере суммы, на которую понизилась его стоимость, а при невозможности восстановления поврежденного груза или багажа — в размере его стоимости;

в случае утраты груза или багажа, сданного к перевозке с объявлением его ценности, — в размере объявленной стоимости груза или багажа.

Стоимость груза или багажа определяется исходя из его цены, указанной в счете продавца или предусмотренной договором, а при отсутствии счета или указания цены в договоре исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары.

3. Перевозчик наряду с возмещением установленного ущерба, вызванного утратой, недостачей или повреждением (порчей) груза или багажа, возвращает отправителю (получателю) провозную плату, взысканную за перевозку утраченного, недостающего, испорченного или поврежденного груза или багажа, если эта плата не входит в стоимость груза.

4. Документы о причинах несохранности груза или багажа (коммерческий акт, акт общей формы и т.п.), составленные перевозчиком в одностороннем порядке, подлежат в случае спора оценке судом наряду с другими документами, удостоверяющими обстоятельства, которые могут служить основанием для ответственности перевозчика, отправителя либо получателя груза или багажа.

Комментарии к статье
1. В п. 1 коммент. ст. установлена ответственность перевозчика за нарушение обязанности по обеспечению сохранности перевозимого груза или багажа, т. е. по сохранению их количества и качества. Хотя указанная обязанность в ГК прямо и не предусмотрена, она, безусловно, подразумевается.

Термин "несохранность" расшифровывается законодателем путем перечисления возможных вариантов уменьшения количества груза или багажа, а также ухудшения их состояния. Под утратой груза или багажа принято понимать прежде всего их фактическое исчезновение. Кроме того, в интересах грузовладельца (получателя) устанавливается презумпция утраты груза или багажа в случае длительной просрочки их выдачи или доставки (см. ст. 99, 112 ТУЖД [ст. 45, 91 УЖТ], п. 3 ст. 166 КТМ, п. 2 ст. 117 КВВТ, ст. 139 УАТ). Недостача - это частичная утрата объекта перевозки, т. е. уменьшение его количественных параметров - массы, объема, числа грузовых мест и т. п. Повреждение (нарушение физической целостности предметов) и порча (негативные изменения состава материалов или продуктов) означают ухудшение качества груза или багажа.

Такая же терминология использована во всех транспортных уставах и кодексах, кроме КТМ, в котором отсутствуют понятия недостачи и порчи, поскольку они, очевидно, рассматриваются как частные случаи соответственно утраты и повреждения.

По смыслу п. 1 ст. 796 перевозчик отвечает лишь за такую несохранность груза или багажа, которая произошла во время их нахождения во владении перевозчика, в том числе и в тот период, когда объект принят к перевозке, но еще не погружен на транспортное средство, либо, наоборот, уже выгружен из него, но еще не выдан получателю (управомоченному лицу). Моменты принятия и выдачи груза обычно фиксируются в соответствующих транспортных документах (накладной, дорожной ведомости, коносаменте и т. п.).

2. Согласно п. 1 коммент. ст. перевозчик освобождается от ответственности за несохранность груза или багажа, если докажет, что она произошла вследствие обстоятельств, которые он не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело. Приведенная формулировка означает, что рассматриваемая ответственность перевозчика строится на началах вины, которая презюмируется. Аналогичным образом данный вопрос решен почти во всех транспортных уставах и кодексах (см. ст. 108, 126 ТУЖД [ст. 95, 107 УЖТ]; п. 1 ст. 117 КВВТ; ст. 132, 138 УАТ), а в КТМ вина перевозчика прямо названа условием его ответственности (подп. 12 п. 1 ст. 166, 186 КТМ). Исключение составляет лишь ст. 118 ВК, правила которой сформулированы юридически некорректно и не позволяют однозначно уяснить действительную волю законодателя, что, впрочем, не отменяет приоритетного применения нормы коммент. ст., устанавливающей ответственность перевозчика на началах вины.

Большинство транспортных уставов и кодексов в качестве ориентира содержат примерные перечни обстоятельств, свидетельствующих о невиновности перевозчика в несохранности груза и, следовательно, освобождающих его от ответственности (см. ст. 108 ТУЖД [ст. 95 УЖТ], п. 1 ст. 166 КТМ, ст. 132 УАТ). Вместе с тем перевозчик должен доказать, что именно эти обстоятельства послужили причиной несохранности груза или багажа.

3. Дискуссионным является вопрос о юридической силе включенных в некоторые транспортные уставы и кодексы норм, устанавливающих исчерпывающий перечень обстоятельств, при наличии которых действует презумпция невиновности перевозчика в несохранности груза, а бремя доказывания обратного возлагается на истца (ст. 109 ТУЖД [ст. 118 УЖТ], ст. 168 КТМ, ст. 133 УАТ). Следует присоединиться к мнению о незаконности подобных положений, поскольку они вступают в явное противоречие как с п. 1 коммент. ст., так и с п. 2 ст. 401 ГК, в которых презумпция виновности перевозчика (нарушителя обязательства) установлена императивно. Ссылки на специальный характер транспортных уставов и кодексов неубедительны, причем не только из-за общеизвестного правила п. 2 ст. 3 ГК, но также и потому, что прерогативой данных нормативных актов является отражение узкоотраслевой специфики регулируемых отношений, но никак не решение вопросов общегражданского значения, в частности о субъекте доказывания виновности нарушителя обязательства. По-видимому, приведенную точку зрения, пусть и не достаточно уверенно, разделяет Пленум ВАС (см. п. 21 постановления Пленума ВАС от 12 ноября 1998 г. N 18 [см. п. 5 коммент. к ст. 784 ГК]).

4. Согласно п. 2 коммент. ст. ответственность перевозчика за несохранность груза или багажа носит ограниченный характер. Если ценность груза (багажа) не была объявлена (см. п. 5 коммент. к наст. ст.), перевозчик обязан возместить причиненный ущерб в размере стоимости утраченного, недостающего или необратимо поврежденного объекта перевозки либо суммы, на которую понизилась их стоимость в случае обычного повреждения (порчи). Указанную стоимость следует определять в первую очередь исходя из цены, указанной в счете продавца или в договоре. Очевидно, речь идет о договоре купли-продажи (поставки), по которому данный груз или багаж был приобретен в последний раз либо во исполнение которого был заключен договор перевозки груза. При отсутствии счета и договора ориентиром должна служить цена, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары.

Такой же порядок определения размера рассматриваемой ответственности установлен во всех транспортных уставах и кодексах. Исключение составляют правила ВК и КТМ, предусматривающие для отдельных случаев исчисление предельного размера ответственности перевозчика с помощью твердых ставок (подп. 2 п. 1 ст. 119 ВК, п. 1 ст. 170, п. 4 ст. 190 КТМ).

5. Грузоотправитель или пассажир могут заранее обезопасить себя от возможных трудностей при доказывании размера причиненного ущерба, если объявят ценность груза или багажа в момент их сдачи перевозчику, внеся за это перевозчику дополнительную плату. В случае утраты такого груза или багажа перевозчик понесет ответственность в размере его объявленной стоимости (подп. 1 п. 1 ст. 119 ВК; ст. 23, 96, 110, 126 ТУЖД [ст. 16, 86, 96, 107 УЖТ]; подп. 3 п. 1 ст. 169 КТМ; п. 1 ст. 83, п. 1 ст. 119 КВВТ; ст. 46, 86, 135, 138 УАТ).

Объявляя стоимость груза (багажа), грузоотправители (пассажиры) нередко завышают ее по сравнению с действительной, поскольку осознают невозможность взыскания с перевозчика убытков в полном объеме. Строго говоря, ни коммент. ст., ни новые транспортные уставы и кодексы не содержат запрета на подобное завышение. Между тем такой запрет вытекает из действующих на отдельных видах транспорта правил перевозок (см., напр., п. 2 Правил перевозок грузов с объявленной ценностью на железнодорожном транспорте, утв. приказом МПС РФ от 29 марта 1999 г. N 13Ц // БНА. 1999. N 21). Представляется все же, что объявленная стоимость может превышать действительную. В противном случае непонятно, за что взыскивается перевозчиком указанная дополнительная плата. Очевидно, она является ценой риска перевозчика понести повышенную ответственность. Вместе с тем грузовладельцы и пассажиры не должны чрезмерно завышать стоимость груза или багажа, поскольку такие действия могут квалифицироваться как злоупотребление правом (ст. 10 ГК).

6. В п. 3 коммент. ст. предусмотрена дополнительная санкция, налагаемая на перевозчика, не обеспечившего сохранность груза или багажа: перевозчик должен возвратить отправителю (получателю) провозную плату, взысканную за перевозку несохранного груза или багажа, если указанная плата не входит в стоимость груза. По смыслу закона возврату подлежит часть провозной платы, соответствующая количеству несохранного груза или багажа.

В коммент. ст., как и в большинстве транспортных уставов и кодексов, не определена судьба дополнительных платежей (сборов), причитающихся перевозчику (см. коммент. к ст. 790 ГК). Логичным выглядит правило ст. 110 ТУЖД [ст. 96 УЖТ], согласно которому железная дорога обязана в рассматриваемом случае возвратить, помимо провозной платы, и иные причитающиеся ей платежи. Отправитель (получатель) вправе претендовать, по общему правилу, на возврат тех платежей, которые взыскиваются с него за услуги (работы), не имеющие самостоятельного значения в отрыве от основной цели договора перевозки. В качестве примера можно привести сбор за переадресовку грузов (ст. 37 ТУЖД [ст. 31 УЖТ]).

7. По смыслу п. 4 коммент. ст. документы о причинах несохранности груза или багажа, составленные перевозчиком в одностороннем порядке, т. е. без участия его контрагента, не обладают заранее установленной повышенной доказательственной силой по сравнению с иными документами, удостоверяющими обстоятельства, которые могут служить основанием для ответственности перевозчика, отправителя либо получателя груза или багажа.