Статья 575. Запрещение дарения

1. Не допускается дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает трех тысяч рублей:

(в ред. Федерального закона от 25.12.2008 N 280-ФЗ)

1) от имени малолетних и граждан, признанных недееспособными, их законными представителями;

2) работникам образовательных организаций, медицинских организаций, организаций, оказывающих социальные услуги, и аналогичных организаций, в том числе организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, гражданами, находящимися в них на лечении, содержании или воспитании, супругами и родственниками этих граждан;

(в ред. Федерального закона от 24.04.2008 N 49-ФЗ)

3) лицам, замещающим государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, муниципальные должности, государственным служащим, муниципальным служащим, служащим Банка России в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей;

(пп. 3 в ред. Федерального закона от 25.12.2008 N 280-ФЗ)

4) в отношениях между коммерческими организациями.

2. Запрет на дарение лицам, замещающим государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, муниципальные должности, государственным служащим, муниципальным служащим, служащим Банка России, установленный пунктом 1 настоящей статьи, не распространяется на случаи дарения в связи с протокольными мероприятиями, служебными командировками и другими официальными мероприятиями. Подарки, которые получены лицами, замещающими государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, муниципальные должности, государственными служащими, муниципальными служащими, служащими Банка России и стоимость которых превышает три тысячи рублей, признаются соответственно федеральной собственностью, собственностью субъекта Российской Федерации или муниципальной собственностью и передаются служащим по акту в орган, в котором указанное лицо замещает должность.

(п. 2 введен Федеральным законом от 25.12.2008 N 280-ФЗ)

Комментарии к статье
1. Правило п. 1 коммент. ст. следует применять с учетом установленного п. 2 ст. 37 ГК запрета опекунам дарить имущество подопечных без предварительного разрешения органов опеки и попечительства. Таким образом, совершить обычный подарок от имени малолетнего без такого разрешения могут лишь его родители. Дарение имущества малолетних или признанных недееспособными подопечных на сумму свыше 5 МРОТ недопустимо даже при наличии согласия органов опеки и попечительства.

2. Работники учреждений, перечисленных в п. 2, могут являться одновременно государственными служащими, что влечет распространение на них дополнительных ограничений.

3. Пункт 3 ст. 575 иногда рассматривается как позволяющий государственным служащим получать подарки в связи с их должностным положением стоимостью, не превышающей установленного данной нормой размера. Это неверно с точки зрения систематического толкования закона. Статья 11 ФЗ "Об основах государственной службы Российской Федерации" от 31 июля 1995 г. (СЗ РФ. 1995. N 31. Ст. 2990), являющегося по отношению к ст. 575 ГК специальным законом, подлежащим приоритетному применению, без каких-либо оговорок запрещает государственным служащим получать от физических и юридических лиц вознаграждения (подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения), связанные с исполнением должностных обязанностей, в том числе и после выхода на пенсию. В соответствии с "Общими принципами служебного поведения государственных служащих", утв. Указом Президента РФ от 12 августа 2002 г. N 885 (СЗ РФ. 2002. N 33. Ст. 3196), государственным служащим запрещено совершать действия, связанные с влиянием каких-либо личных, имущественных (финансовых) и иных интересов, препятствующих добросовестному исполнению должностных (служебных) обязанностей; они должны соблюдать установленные законом ограничения для государственных служащих; воздерживаться от поведения, которое могло бы вызвать сомнение в объективном исполнении государственным служащим должностных (служебных) обязанностей. Наконец, ст. 290 УК рассматривает в качестве взятки любое имущество или выгоды имущественного характера, полученные должностным лицом за соответствующие действия (бездействие) в пользу взяткодателя. Такова и судебная практика по делам о взяточничестве (см. постановление Пленума ВС от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" // Бюллетень ВС. 2000. N 4). На оценку действий должностного лица может повлиять разве что п. 2 ст. 14 УК, исключающий уголовную ответственность за малозначительные действия, однако такая оценка производится в каждом конкретном случае и не ориентирована на фиксированные размеры вознаграждения.

Поскольку гражданское законодательство не может вторгаться в сферу публично-правового регулирования, отменять или изменять существующие в нем запреты и ограничения, п. 3 коммент. ст. не должен применяться к ситуациям, возникающим при осуществлении государственной службы, как противоречащий другим федеральным законам. Не допускаются любые сделки, прямо или косвенно направленные на вознаграждение государственных служащих за действия, входящие в круг их служебных обязанностей, либо за так называемое "общее благоприятствование по службе", независимо от их размера. В принципе допустимо распространение п. 3 ст. 575 на случаи вручения госслужащим подарков от коллег, товарищей по работе к юбилеям, памятным датам, т. е. "в связи с их должностным положением", однако из-за доверительного, корпоративного характера таких взаимоотношений они, как правило, едва ли могут стать предметом спора. Таким образом, в данном случае вследствие специфических отношений внутри трудового коллектива, которые не поддаются жесткому правовому урегулированию, указанная норма по существу оказывается невостребованной.

4. Норма, запрещающая дарение в отношениях между коммерческими организациями, вполне оправданна в условиях рыночной экономики, поскольку позволяет пресекать различного рода финансовые махинации и злоупотребления в хозяйственной сфере. В то же время вполне допустимо безвозмездное предоставление предпринимателями имущества некоммерческим юридическим лицам; отдельным гражданам или целым категориям потребителей как в виде подарков, так и посредством установления льготных условий оплаты товаров, работ, услуг; освобождения от отдельных обязанностей и т. д.

Особое значение с усложнением рыночных отношений приобретает оборот имущественных прав. Отсутствие условия о возмездности предоставления имущества в виде уступки права требования, принятия на себя долга, прощения долга, освобождения от обязанности непосредственно в соответствующих соглашениях между хозяйствующими субъектами далеко не всегда свидетельствует об отсутствии встречного предоставления от другой стороны. Такие договоры должны квалифицироваться как договоры дарения только в случае, когда может быть опровергнута презумпция их возмездности (п. 3 ст. 423 ГК).

В арбитражной практике вопрос о подлинной природе договоров об уступке имущественных прав решается неоднозначно. В одних случаях суды считают, что признаком дарения права может служить только очевидное намерение совершить безвозмездную сделку, явно вытекающее из самого договора цессии (см., напр., постановление Федерального арбитражного суда Московского округа N КГ-А40/6098-01). В другом случае при сходной ситуации суд посчитал достаточным для квалификации уступки права требования как дарения отсутствие непосредственно в тексте договора условия о каком-либо встречном предоставлении (см. постановление Президиума ВАС от 15 июня 1999 г. N 1134/99 // Вестник ВАС. 1999. N 10). Позиция ВАС, выраженная в последнем решении, представляется более взвешенной. Необходимость отыскания признаков встречного предоставления за уступленное право в массиве хозяйственных взаимосвязей коммерческой организации при возможности последней пассивно ссылаться на презумпцию возмездности любого договора, по сути, парализует запрет, установленный п. 4 коммент. нормы. Это не отвечает интересам борьбы с финансовыми злоупотреблениями, актуальность которой постоянно возрастает (так, участились случаи явно злонамеренных и фиктивно возмездных уступок прав требования к предприятиям с целью последующего возбуждения в отношении них процедуры банкротства). В то же время отнюдь не всякое прощение долга, освобождение от обязанности в иной форме следует квалифицировать как дарение, признаком которого всегда выступает намерение дарителя создать имущественную выгоду в хозяйственной сфере одаряемого. Если коммерческая организация сумеет подтвердить, что ее действия были обусловлены иным экономическим интересом, основания усматривать в сделке признаки дарения отпадут.

Недопустимо в отношениях между коммерческими организациями заранее оговоренное освобождение контрагента от оплаты по договорам, которые ГК определяет исключительно как возмездные (напр., договоры кредита и складского хранения).