Статья 387. Переход прав кредитора к другому лицу на основании закона

(в ред. Федерального закона от 21.12.2013 N 367-ФЗ)

1. Права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона при наступлении указанных в нем обстоятельств:

1) в результате универсального правопреемства в правах кредитора;

2) по решению суда о переводе прав кредитора на другое лицо, если возможность такого перевода предусмотрена законом;

3) вследствие исполнения обязательства поручителем должника или не являющимся должником по этому обязательству залогодателем;

4) при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая;

5) в других случаях, предусмотренных законом.

2. К отношениям, связанным с переходом прав на основании закона, применяются правила настоящего Кодекса об уступке требования (статьи 388 — 390), если иное не установлено настоящим Кодексом, другими законами или не вытекает из существа отношений.

3. Уступка требования (цессия)

Комментарии к статье
1. Уступка требования не исчерпывает собой всего многообразия случаев перехода прав кредитора к другому лицу. Такой переход помимо цессии может иметь место в силу закона или по решению суда (п. 1 ст. 382 ГК).

2. Переход прав кредитора в силу закона происходит на основании нормативного предписания при наступлении указанных в нем обстоятельств. Последнее уточнение является значимым и выгодно отличает формулировку коммент. ст. от положений п. 1 ст. 382 ГК.

Переход прав в силу закона лишен волевого характера, свойственного цессии. Наступление предусмотренных законом юридических фактов приводит к автоматическому переходу прав кредитора к указанному в законе другому лицу. Таким образом, не может признаваться переходом прав в силу закона ситуация, когда нормативный акт обязывает кредитора передать требование другому лицу (см., напр., абз. 2 ст. 986, п. 2 ст. 993 ГК). Здесь переход прав не происходит автоматически, а требует волеизъявления кредитора. Если последний, выполняя возложенную на него обязанность, передает требование, имеет место переход права на основании сделки (цессия). При отказе кредитора управомоченное законом лицо может добиться перевода требования на себя судебным актом, заменяющим волеизъявление кредитора. В таком случае речь должна идти о переходе прав по решению суда (подробнее см.: Крашенинников Е. А. Основные вопросы уступки требования. С. 4-5).

3. К переходу прав на основании закона коммент. ст. относит все случаи универсального правопреемства (абз. 2). Последнее характеризуется единовременным переходом к преемнику (преемникам) всей совокупности прав и обязанностей правопредшественника, принадлежащих ему на момент правопреемства, как единого целого (см.: Черепахин Б. Б. Труды по гражданскому праву. С. 322).

Универсальное правопреемство имеет место, в частности, при реорганизации юридического лица (см. ст. 58 ГК и коммент. к ней), а также при наследовании (см. ст. 1110, 1112 ГК). В первом из указанных случаев в силу п. 4 ст. 57 ГК моментом перехода прав кредитора к другому лицу является момент государственной регистрации вновь возникших юридических лиц (при реорганизации в форме присоединения - момент внесения в единый государственный реестр записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица). Во втором - в качестве такового выступает день открытия наследства (см. п. 4 ст. 1152 ГК).

4. В силу закона к лицу, исполнившему обязательство за должника, переходит право кредитора к этому должнику. Коммент. ст. называет три таких случая: а) переход к залогодателю, не являющемуся должником, исполнившему обязательство должника, прав кредитора по обязательству (см. ст. 350 ГК и коммент. к ней); б) переход прав кредитора к поручителю, исполнившему обязательство (см. ст. 365 ГК и коммент. к ней); в) переход к страховщику, выплатившему страховое возмещение по договору имущественного страхования, прав страхователя (выгодоприобретателя) к лицу, ответственному за убытки (см. ст. 965 ГК). Ввиду открытого характера перечня коммент. ст. к этой же группе следует отнести переход к третьему лицу, удовлетворившему за свой счет требование кредитора, прав последнего по обязательству в случаях, предусмотренных ст. 313 ГК (см. коммент. к ней).

Все перечисленные случаи рассматриваются в юридической литературе как единый институт суброгации (во избежание недоразумений доктрина именует его "суброгацией в широком смысле"; подр. см.: Ломидзе О. Г. Правонаделение в гражданском законодательстве России. СПб, 2003. С. 363-387). Суброгация характеризуется переходом к преемнику (суброгату), исполнившему обязательство за другое лицо (основного должника), в силу (в момент и в размере) произведенного исполнения, прав кредитора (суброганта) к основному должнику. Суброгация является исключением из правила п. 1 ст. 408 ГК (см. коммент. к ней), поскольку произведенное суброгатом исполнение не прекращает обязательство основного должника, а лишь служит основанием для перехода прав кредитора. Соответственно, суброгация допускается только в случаях, предусмотренных в законе.

Суброгацию как отношение правопреемства следует отличать от регресса (см. коммент. к ст. 382 ГК).

5. Поскольку перечень коммент. ст. не является исчерпывающим, к числу случаев перехода прав кредитора в силу закона могут быть также отнесены: а) переход к новому кредитору прав, обеспечивающих исполнение обязательства (см. ст. 384, абз. 3 ст. 355 ГК, п. 2 ст. 47 Закона об ипотеке), а равно права на неуплаченные проценты (см. ст. 384 ГК); б) переход к комитенту прав комиссионера по сделкам, заключенным им для комитента во исполнение указаний последнего, при объявлении комиссионера несостоятельным (см. ч. 2 ст. 1002 ГК, Письмо ВАС N 68); в) переход к правообладателю по договору коммерческой концессии прав и обязанностей вторичного правообладателя по договору коммерческой субконцессии (см. п. 3 ст. 1029 ГК); г) переход к лизингополучателю по договору сублизинга права требования лизингополучателя к продавцу по договору лизинга (см. п. 1 ст. 8 Закона о лизинге).

6. Коммент. ст. относит к преемству в силу закона и переход прав кредитора на основании решения суда. Такое указание некорректно, поскольку судебный акт о переводе прав кредитора на другое лицо является самостоятельным основанием правопреемства. Данный вид характеризуется тем, что фактической предпосылкой перехода выступает решение суда, требование считается перешедшим в момент вступления судебного акта в законную силу и рядом других особенностей (подр. см.: Крашенинников Е. А. Основные вопросы уступки требования. С. 5-6).

Перевод требования по решению суда возможен только в случаях, указанных в законе (абз. 3 коммент. ст.). В качестве таких случаев могут быть, в частности, названы: перевод прав и обязанностей покупателя на сособственника, чье право преимущественной покупки было нарушено (см. п. 3 ст. 250 ГК и коммент. к нему); перевод на бывшего арендатора прав и обязанностей по новому договору аренды, заключенному с третьим лицом в нарушение его преимущественного права (см. абз. 3 п. 1 ст. 621 ГК); перевод прав по закладной на третье лицо, полностью исполнившее за должника обеспеченное ипотекой обязательство (см. п. 5 ст. 48 Закона об ипотеке); перевод на залогодержателя заложенного права в случае неисполнения залогодателем обязанностей, предусмотренных ст. 56 Закона о залоге (см. ст. 57 Закона о залоге).

7. Поскольку правила гл. 24 ГК носят универсальный характер (см. коммент. к ст. 382 ГК), они практически полностью распространяются и на случаи перехода требования в силу закона или по решению суда. К указанным разновидностям правопреемства применяются положения пп. 2, 3 ст. 382, ст. 383-386, 388, 412 ГК (см. коммент. к ним). Напротив, правила ст. 389, 390 ГК применению не подлежат, поскольку они рассчитаны исключительно на договорную передачу требования.