Статья 383. Права, которые не могут переходить к другим лицам

(в ред. Федерального закона от 21.12.2013 N 367-ФЗ)

Переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, не допускается.

Комментарии к статье
1. Коммент. ст. устанавливает исключение из общего правила уступаемости требований.

Исходя из их правовой природы, коммент. норма запрещает уступку высокоперсонифицированных требований, т. е. прав, неразрывно связанных с личностью кредитора.

2. Помимо перечисленных в коммент. ст. требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, к числу высокоперсонифицированных относятся, в частности, требования о предоставлении содержания (п. 1 ст. 601 ГК), о компенсации морального вреда (ст. 151 ГК), об исполнении завещательного отказа (ст. 1137 ГК) (подробнее см.: Крашенинников Е. А. Допустимость уступки требования // Хозяйство и право. 2000. N 8. С. 84).

3. От требований, неразрывно связанных с личностью кредитора, следует отличать требования, в которых личность кредитора имеет существенное значение для должника. Уступка последних допустима, но ограничена необходимостью согласия должника (см. п. 2 ст. 388 ГК и коммент. к нему).

4. Не относятся к числу высокоперсонифицированных, а следовательно, не запрещены к уступке требования, возникшие из договора, заключенного цедентом в соответствии с лицензией. В частности, возможна цессия требования банка к заемщику о возврате кредита. При этом цессионарием в рамках подобной уступки может быть любое лицо, в том числе и не являющееся кредитной организацией, поскольку наличие специальной правоспособности имеет значение лишь при заключении договора (см. постановление ФАС СЗО от 15 октября 2002 г. N А56-5667/2002).

5. Договор уступки, совершенный в нарушение установленного коммент. ст. запрета, ничтожен (ст. 168 ГК). Он не влечет правовых последствий и, соответственно, не изменяет принадлежности требования.