Статья 370. Независимость гарантии от иных обязательств

(в ред. Федерального закона от 08.03.2015 N 42-ФЗ)

1. Предусмотренное независимой гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит в отношениях между ними от основного обязательства, в обеспечение исполнения которого она выдана, от отношений между принципалом и гарантом, а также от каких-либо других обязательств, даже если в независимой гарантии содержатся ссылки на них.

2. Гарант не вправе выдвигать против требования бенефициара возражения, вытекающие из основного обязательства, в обеспечение исполнения которого независимая гарантия выдана, а также из какого-либо иного обязательства, в том числе из соглашения о выдаче независимой гарантии, и в своих возражениях против требования бенефициара об исполнении независимой гарантии не вправе ссылаться на обстоятельства, не указанные в гарантии.

3. Гарант не вправе предъявлять бенефициару к зачету требование, уступленное гаранту принципалом, если иное не предусмотрено независимой гарантией или соглашением гаранта с бенефициаром.

Комментарии к статье
1. Независимость банковской гарантии означает, что исполнение гарантом своей обязанности уплатить определенную сумму зависит лишь от формальных обстоятельств, связанных с требованием бенефициара (п. 1 ст. 376 ГК). Гарант должен установить обоснованность требования только на основе а) текста самого требования и б) формы и содержания приложенных к нему документов (в отличие от поручителя, который исполняет обязанность в зависимости от того, должен ли платить должник по основному обязательству - ст. 361, 363, 364 ГК). Гаранту безразлично, какие документы должны быть приложены к гарантии и что они должны подтверждать. Будь то, например, документ об отгрузке товара продавцом-бенефициаром или документ, подтверждающий признание покупателем - принципалом долга по оплате этого товара, - гарант в любом случае должен провести формальную проверку документов на соответствие условиям банковской гарантии. Гарант не имеет права отказывать в оплате гарантии на основании информации, относящейся к фактическому состоянию основного обязательства. Правило п. 2 ст. 376 ГК не нарушает общего принципа (см. коммент. к указанной ст.).

2. В п. 5 Письма ВАС N 27 указано, что обязательство гаранта перед бенефициаром подлежит исполнению по требованию бенефициара без предварительного предъявления требования к принципалу об исполнении основного обязательства, если иное не определено в гарантии.

Поскольку независимость банковской гарантии является ее сущностным свойством, оговорку "если иное не определено в гарантии" следует понимать следующим образом. Условиями гарантии может быть предусмотрено, что к ней должен быть приложен документ, подтверждающий невозможность получения платежа с принципала. Такое условие не меняет природы банковской гарантии, так как банк проверяет наличие документа, а не факт, который подтверждает этот документ. Указанное условие нетипично для банковских гарантий, поскольку практически приближают положение бенефициара к положению кредитора по договору поручительства.

3. Фактическая связь банковской гарантии с основным обязательством существует всегда хотя бы потому, что принципал просит о ее выдаче в связи с тем, что является должником по этому обязательству. Поэтому и в банковской гарантии, и в требовании бенефициара о платеже всегда делается ссылка на основное обязательство (см. ст. 374 ГК). Но эта ссылка имеет лишь информационный характер и позволяет гаранту, принципалу и бенефициару ориентироваться среди множества правоотношений, участниками которых они являются.

4. Свойство независимости банковской гарантии имеет следствием то, что нормы об акцессорных (дополнительных) обязательствах (см. коммент. к ст. 329 ГК) к ней не применяются.