Статья 308. Стороны обязательства

1. В обязательстве в качестве каждой из его сторон — кредитора или должника — могут участвовать одно или одновременно несколько лиц.

Недействительность требований кредитора к одному из лиц, участвующих в обязательстве на стороне должника, равно как и истечение срока исковой давности по требованию к такому лицу, сами по себе не затрагивают его требований к остальным этим лицам.

2. Если каждая из сторон по договору несет обязанность в пользу другой стороны, она считается должником другой стороны в том, что обязана сделать в ее пользу, и одновременно ее кредитором в том, что имеет право от нее требовать.

3. Обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц).

В случаях, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон, обязательство может создавать для третьих лиц права в отношении одной или обеих сторон обязательства.

Комментарии к статье
1. В п. 1 коммент. ст. закреплено общее правило о том, что в обязательстве имеется две стороны: управомоченная (кредитор) и обязанная (должник). Вместе с тем как на стороне кредитора, так и на стороне должника могут участвовать не только одно, но и несколько лиц (физических или юридических). В таких случаях возникает множественность лиц в обязательстве. Так, при сдаче в аренду общего имущества тремя его собственниками возникает множественность лиц на стороне арендодателя, который является кредитором в отношении получения арендной платы. При заключении договора купли-продажи несколькими собственниками возникает множественность лиц на стороне продавца, который выступает в качестве должника в отношении передачи этого имущества покупателю. В случае покупки несколькими лицами у сособственников принадлежащего им общего имущества устанавливается множественность лиц как на стороне продавца, так и на стороне покупателя.

Обязательства со множественностью лиц подчиняются особым правилам (см. коммент. к ст. 321-326 ГК). Поэтому от обязательств со множественностью лиц следует отличать многосторонние обязательства, к которым эти правила не применяются. Последние характеризуются тем, что в них участвует более двух сторон, а не несколько лиц на одной стороне. В многостороннем обязательстве интересы всех сторон совпадают и устремлены к достижению общей для них цели. Примером многостороннего обязательства может служить обязательство, возникающее из договора простого товарищества (см. коммент. к гл. 55 ГК).

От обязательств со множественностью лиц и от многосторонних обязательств также необходимо отличать совокупность связанных между собой двусторонних обязательств. Так, при лизинге возникает два взаимосвязанных обязательства: обязательство финансовой аренды и связанное с ним обязательство поставки.

2. В абз. 2 п. 1 коммент. ст. сформулировано одно из правил, относящихся к обязательствам со множественностью лиц. В соответствии с этим правилом каждое из требований кредитора, обращенное к соответствующему содолжнику, носит самостоятельный характер по отношению к его требованиям, обращенным к другим содолжникам. В силу этого недействительность требований кредитора к одному из лиц, участвующих в обязательстве на стороне должника, равно как и истечение срока исковой давности по такому требованию само по себе не затрагивает его требований к другим лицам, участвующим на стороне должника.

3. В п. 2 коммент. ст. дано описание наиболее часто встречающейся модели обязательства, в котором каждая из сторон выступает кредитором относительно одного материального блага и одновременно должником относительно другого материального блага. Так, в обязательстве купли-продажи продавец выступает как кредитор, поскольку вправе требовать от покупателя уплаты ему покупной цены, и одновременно как должник, так как на нем лежит обязанность передать покупателю проданную вещь.

Такие обязательства нельзя рассматривать как простую сумму двух или более элементарных обязательств, существующих независимо друг от друга. Совокупность прав и обязанностей каждой из сторон образует содержание единого (сложного) обязательственного правоотношения. Так, при заключении договора купли-продажи возникает не два обязательства (по передаче вещи и по уплате денег), а одно обязательство купли-продажи, содержание которого образуют встречные обязанности по уплате денег и передаче вещи и соответствующие им права требования. Поэтому осуществление прав и исполнение обязанностей, существующих в рамках сложного обязательства, должно быть взаимосвязанным и взаимообусловленным (см. напр., коммент. к ст. 328 ГК). Вместе с тем не исключена и возможность превращения сложного обязательства в простое. Так, при надлежащем исполнении продавцом обязанности по передаче проданной вещи в собственность покупателя между продавцом и покупателем устанавливается элементарное денежное обязательство по уплате покупной цены (см. п. 1 постановления Пленумов ВС и ВАС N 13/14).

4. Как относительное правоотношение обязательство устанавливается между строго определенными лицами, выступающими на стороне либо кредитора, либо должника. Поэтому в п. 3 коммент. ст. изложено общее правило о том, что обязательство не создает обязанностей для тех лиц, которые не участвуют в данном обязательстве. Участники гражданского оборота не могут своим соглашением возложить обязанность на третье лицо помимо его воли. Это в полной мере соответствует общегражданскому принципу, в соответствии с которым граждане и юридические лица свободны в установлении своих прав и обязанностей (см. коммент. к ст. 1 ГК). В силу этого общего правила должны признаваться недействительными те условия обязательства, которые направлены на возложение обязанностей на третьих лиц. Так, в случае когда договор на обслуживание заключен с гражданином, предъявившим не принадлежащий ему паспорт, лицо, которому принадлежит этот паспорт, не должно нести ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора. Ответственность возлагается на лицо, фактически заключившее договор (п. 26 постановления Пленума ВС N 7).

5. В абз. 2 п. 3 коммент. ст. содержится правило, в силу которого обязательство может создавать права для третьих лиц, обращенные к одной или обеим сторонам обязательства. Такое правило обусловлено тем, что наделение гражданина или юридического лица помимо их воли субъективным правом, в отличие от обязанности, не нарушает их интересы, так как они в любое время могут отказаться от осуществления принадлежащих им прав (см. коммент. к ст. 9 ГК).

Вместе с тем обладание субъективными гражданскими правами может создавать для участников гражданского оборота некоторые нежелательные для них последствия (см., напр., ст. 210 ГК). Поэтому обязательство может устанавливать права для третьих лиц только в строго определенных случаях, предусмотренных нормативным актом или соглашением сторон. Примером такого случая может служить ст. 430 ГК, предусматривающая возможность заключения договора в пользу третьего лица (см. коммент. к ст. 430 ГК).