Статья 203. Перерыв течения срока исковой давности

Течение срока исковой давности прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

(в ред. Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ)

После перерыва течение срока исковой давности начинается заново; время, истекшее до перерыва, не засчитывается в новый срок.

Комментарии к статье
ельства, послужившего основанием перерыва, в давностный срок не засчитывается, и он начинает течь заново. Если приостановление исковой давности вызывается, как правило, не зависящими от воли заинтересованных лиц событиями длящегося характера, то перерыв исковой давности закон связывает с волевыми действиями истца или ответчика. Хотя ст. 198 ГК допускает возможность установления ГК и иными законами дополнительных оснований, прерывающих исковую давность, других оснований, помимо указанных в ст. 203, действующее законодательство не предусматривает.

2. Предъявление иска как основание для перерыва исковой давности означает лишь такое обращение в суд, арбитражный или третейский суд, которое сделано в полном соответствии с требованиями материального и процессуального законодательства. Это, в частности, означает обязательное соблюдение истцом правил о подведомственности спора, принятие им необходимых мер к его досудебному урегулированию, предъявление иска надлежащим истцом и т. д. Иск, предъявленный с нарушением любого из этих и иных установленных законом требований, не принимается судом к производству (ст. 129 ГПК) либо оставляется судом без рассмотрения (ст. 210 ГПК) и не прерывает исковую давность.

Иногда, однако, иск, предъявленный по всем правилам, оказывается не рассмотренным по существу. Так, иск может быть оставлен судом без рассмотрения, если истец не явился в заседание арбитражного суда и не заявил о рассмотрении дела без его участия (п. 6 ст. 87 АПК) или не явился в суд по вторичному вызову, а ответчик не требует разбирательства дела по существу (п. 6 ст. 221 ГПК). В подобной ситуации иск прерывает исковую давность, поскольку отвечает требованиям коммент. ст.

Таким образом, перерыв исковой давности предъявлением иска имеет фактически очень узкую сферу действия и, в сущности, сводится к тем немногим случаям, когда иск, предъявленный в установленном порядке, оставляется судом без рассмотрения. Во всех остальных случаях предъявленные, но обоснованно и законно не рассмотренные судами иски не оказывают никакого влияния на течение исковой давности.

Вопреки распространенному мнению, получившему поддержку в постановлении Пленумов ВС и ВАС N 15/18 (п. 15), не прерывается исковая давность и подачей заявления о выдаче судебного приказа. Данный вывод следует из того, что в упрощенном судопроизводстве ввиду отсутствия судебного разбирательства неприменим институт оставления иска (приказа) без рассмотрения. Следовательно, беспредметен и вопрос о перерыве течения исковой давности.

3. Признание долга как обстоятельство, прерывающее исковую давность, может выражаться в любых действиях должника, подтверждающих наличие долга или иной обязанности.

Поскольку закон детально не регламентирует условия перерыва исковой давности по данной причине, в доктрине и в судебной практике понятие "признание долга" нередко трактуется с разных, подчас прямо противоположных, позиций. Вопросов, по которым достигнуто относительное единство мнений, не так много. В частности, все сходятся в том, что долг может быть признан должником не только совершением формального акта признания, но и путем конклюдентных действий (частичная оплата долга, просьба должника об отсрочке, предложение о проведении зачета и т. п.); что каждое новое признание долга должником вновь прерывает исковую давность; что действия должника, признающего долг за пределами исковой давности, не прерывают последнюю в связи с ее истечением и др. При решении других вопросов, носящих спорный характер, необходимо учитывать следующие положения.

Во-первых, признанием долга считается лишь совершение обязанным лицом действий, т. е. активное поведение должника, свидетельствующее о том, что он признает свой долг. Поэтому любое иное его поведение, в частности его бездействие (например, отсутствие его реакции на требование кредитора об исполнении), исковую давность не прерывает.

Во-вторых, по своей юридической природе признание долга, в какой бы форме оно ни производилось, является юридическим поступком. Совершать его могут лишь управомоченные на то лица. Из этого следует, что признавать долг от имени юридического лица могут лишь те его работники, которые управомочены действовать от его имени в гражданском обороте (т. е. руководитель предприятия, лица, обладающие доверенностью, и т. д.).

В-третьих, признание долга по смыслу закона прерывает исковую давность лишь тогда, когда такие действия совершаются должником по отношению к кредитору. Как правило, только в этом случае кредитор знает о том, что должник не отказывается от исполнения лежащей на нем обязанности и может пойти ему навстречу, не рискуя при этом лишиться права на судебную защиту. Поэтому действия должника, связанные, например, с отражением задолженности во внутренних документах, которые недоступны кредитору, не могут рассматриваться как признание долга в контексте ст. 203. Лишь в отдельных случаях по смыслу закона допустимо ссылаться на признание должником долга в его отношениях с третьими лицами при условии, однако, что о таком состоявшемся признании знал или должен был знать кредитор.

В-четвертых, признанием долга может считаться лишь ясно выраженное и однозначное волеизъявление должника. Если содержание письменных документов должника или его конклюдентные действия не свидетельствуют с очевидностью, что должник признает свой долг, все сомнения должны толковаться в его пользу. В частности, не может рассматриваться в качестве признания долга ведение сторонами переговоров об урегулировании спора, если только в ходе этих переговоров должник совершенно определенно не признал наличие долга.