Статья 1356. Право авторства на изобретение, полезную модель или промышленный образец

Право авторства, то есть право признаваться автором изобретения, полезной модели или промышленного образца, неотчуждаемо и непередаваемо, в том числе при передаче другому лицу или переходе к нему исключительного права на изобретение, полезную модель или промышленный образец и при предоставлении другому лицу права его использования. Отказ от этого права ничтожен.

Комментарии к статье
1. К патентным правам (новое понятие, введенное ГК по аналогии с субъективными авторскими и смежными правами) относятся право авторства, право на получение патента (впервые выделено как самостоятельное право), исключительное право на изобретение, полезную модель, промышленный образец.
2. Автором изобретения, полезной модели, промышленного образца могут быть признаны только конкретные физические лица, творческим трудом которых созданы эти технические новшества (ст. 1347 ГК). Поэтому лица, оказавшие авторам содействие в любой форме (техническую, организационную, материальную или иную помощь), не признаются соавторами. Не относится к творческой деятельности также "контроль за выполнением соответствующих работ" (ст. 1228 ГК). Внесение этой нормы в ГК является ответом на нередкие судебные споры, возникающие по поводу разграничения творческой и организационно-управленческой деятельности при рассмотрении споров об авторстве на изобретения. Так, в одном из таких дел к авторам изобретения - сотрудникам лаборатории был предъявлен иск заведующим отделом, куда входила эта лаборатория. Он просил признать его соавторство и включить в число авторов. В подтверждение своего участия в разработке, содержащей запатентованное изобретение, ставшее предметом спора, истец ссылался на тот факт, что его подписи стоят на всей технической документации наряду с подписями обоих авторов. В ходе судебного заседания было установлено, что обязанности заведующего отделом ограничивались проверкой чертежей (о чем и свидетельствовала его подпись на чертежах). Суд не признал такое участие творческим вкладом в создание изобретения и отказал истцу в признании его авторства.
Критерием творческого вклада служит создание технического или художественно-конструкторского новшества, отвечающего требованиям, предъявляемым к охраняемым объектам. Если в создании такого объекта участвовали несколько человек, все они считаются авторами (соавторами) независимо от степени творческого участия каждого из них. Величина творческого вклада влияет на определение доли имущественных благ (вознаграждения, патентных или лицензионных платежей), получаемых каждым из авторов.
Право авторства неотчуждаемо и непередаваемо. Отказ от этого права ничтожен (ст. 1356 ГК).
3. Первоначальное право на получение патента принадлежит автору. Оно может перейти к другому лицу в порядке универсального правопреемства по общим нормам гражданского права. Автор может передать свое право на получение патента по договору (в том числе по трудовому договору). Такой договор заключается в письменной форме под страхом его недействительности. Причем если стороны не договорились иным образом, риск получения в последующем отказа патентного ведомства в выдаче патента (вследствие непатентоспособности заявленного изобретения, полезной модели или промышленного образца) принимает на себя заявитель.
4. В отличие от Патентного закона, в ГК четко и полно (хотя и неисчерпывающе) раскрыто содержание исключительного права, т.е. имущественных правомочий патентообладателя: в течение всего срока действия исключительного права патентообладатель может сам использовать изобретение, полезную модель, промышленный образец любыми не противоречащими закону способами, в том числе способами, указанными в п. 2 ст. 1358 ГК. Кроме того, и это самое практически важное, он может также самостоятельно распоряжаться своим исключительным правом, которое действует до прекращения действия патента (п. 1 ст. 1363 ГК).
Следует обратить внимание на то, что в Патентном законе указан срок действия патента (ст. 3), но нет в отличие от ГК прямого ответа на вопрос о сроке действия исключительного права, удостоверенного патентом, т.е. на вопрос о том, с какого момента вступает в действие само исключительное право патентообладателя. Между тем вследствие того, что защита исключительного права на изобретения, полезные модели, промышленные образцы может быть осуществлена лишь после их государственной регистрации и выдачи патента, нередко высказывалось мнение, что именно с этого момента и действует исключительное право; это, конечно, неверно. Такая позиция, в частности, обычно выдвигалась ответчиками при рассмотрении споров о нарушении патентных прав, имевшем место до выдачи патента 1.
И еще одна новелла: ГК зафиксировал норму (ст. 1364), согласно которой по истечении срока действия исключительного права запатентованные изобретения, полезные модели, промышленные образцы переходят в общественное достояние. Соответственно они могут свободно использоваться в хозяйственной, коммерческой деятельности любым заинтересованным лицом по своему усмотрению.
5. Исключительное право патентообладателя - своего рода монополия - охраняется законом. Никто не может использовать запатентованное решение без согласия патентообладателя.
Условия свободного использования запатентованных продуктов и изделий третьими лицами определены ГК (ст. 1359) и не подлежат расширительному толкованию. Так, по законодательству всех стран - участниц Парижской конвенции по охране промышленной собственности не признается нарушением патентных прав использование изобретения, полезной модели или промышленного образца в конструкции, во вспомогательном оборудовании или при эксплуатации транспортных средств, а также космической техники иностранного государства, временно или случайно находящихся на территории Российской Федерации. Эти положения применяются в отношении транспортных средств или космической техники тех иностранных государств, которые предоставляют такие же права в отношении транспортных средств или космической техники, зарегистрированных в Российской Федерации.
Нормы ГК о свободном применении запатентованных объектов в конструкции или при эксплуатации транспортных средств иностранных государств (п. 1 ст. 1359) по сути воспроизводят положения ст. 5.ter Парижской конвенции по охране промышленной собственности, устанавливающей определенные ограничения патентных прав в интересах свободы транспортных сообщений. В международной практике эти правила применяются в отношении судов других государств, плавающих под флагом этих государств, а также воздушных или наземных средств передвижения, зарегистрированных в других государствах - участниках Конвенции 2. Правила о воздушных судах отвечают также нормам Конвенции о международной гражданской авиации 1944 г., которая устанавливает, что воздушные суда имеют национальность того государства, в котором они зарегистрированы (ст. 17).
В связи с тем, что российские авиакомпании нередко арендуют самолеты, принадлежащие компаниям других государств, для перевозки грузов или пассажиров, в судебной практике возникал вопрос: распространяются ли нормы о временном пребывании транспортных средств на арендованные самолеты, т.е. может ли обладатель российского патента предъявить иск о нарушении патентных прав, если, например, запатентованное изобретение применено в двигателе такого иностранного самолета или иной части его конструкции? Очевидно, решающий критерий в этом случае - страна регистрации самолета, а не национальность его собственника. Если арендуемый самолет зарегистрирован в России, то, несомненно, его нельзя признать "иностранцем" на ее территории. И в этом случае должны действовать общие нормы о запрещении использования в гражданском обороте изделий, в которых применены запатентованные в России изобретения, без разрешения патентообладателя. При нарушении такого запрета действия арендатора самолета подпадают под нормы об ответственности за нарушение патентных прав.
Следует также учитывать, что рассматриваемые нормы об ограничении патентных прав применяются, когда транспортные средства иностранных государств находятся временно или случайно на территории России. Под временным нахождением понимаются периодические посещения, а под случайным - временное нахождение по причине, скажем, потери курса или бедствия. Самолет, арендованный для перевозки пассажиров, находится в России явно не случайно, а срок аренды не свидетельствует о его "временном" нахождении на территории России в том смысле, как это определено Парижской конвенцией.
Гражданским кодексом предусмотрены и другие случаи, когда для использования запатентованных решений не требуется разрешение патентообладателя.
Не признается нарушением патентных прав использование изобретений, полезных моделей, промышленных образцов при проведении научных исследований, а также в случаях, когда их использование ограничивается сугубо личными бытовыми потребностями и не связано с предпринимательской деятельностью. Кроме того, допускается использование изобретения для разового изготовления в аптеках лекарств по рецептам врачей.
Не требуется предварительного разрешения и в случае использования запатентованного решения при чрезвычайных обстоятельствах (стихийных бедствиях, катастрофах, авариях). Однако в отличие от других случаев, когда допускается свободное применение запатентованных объектов, в такой ситуации пользователь обязан в кратчайший срок уведомить патентообладателя и выплатить ему соразмерную компенсацию. Если стороны не договорятся о размере компенсации, спор должен быть разрешен в судебном порядке. На тех же условиях (т.е. с уведомлением патентообладателя и выплатой ему компенсации) Правительство РФ может разрешить использование запатентованного изобретения, полезной модели или промышленного образца в интересах национальной безопасности (ст. 1360 ГК).
Не признается нарушением исключительного права введение в гражданский оборот товаров, в которых использованы запатентованные изобретения, полезные модели или промышленные образцы, если они были введены в гражданский оборот законным путем, т.е. самим патентообладателем или другим лицом с его разрешения (на основе лицензионного договора). В этом случае действует так называемый принцип исчерпания прав. Он означает, в частности, что при последующем обороте товара продавец и покупатель не вступают в патентно-правовые отношения.
В мировой практике различаются международный принцип исчерпания прав и национальный принцип. В соответствии с международным принципом патентные права признаются исчерпанными независимо от того, где впервые с разрешения патентообладателя (в стране изготовления товара или за рубежом) такой товар был законно введен в оборот. Права патентообладателя признаются исчерпанными, и он не может препятствовать дальнейшему обороту товара на мировом рынке.
В России действует национальный принцип исчерпания патентных прав. Продукт, в котором использовано запатентованное в России техническое решение, или изделие, в котором использован запатентованный промышленный образец, могут быть ввезены в Россию при условии, что такой продукт или изделие были ранее введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно патентообладателем или иным лицом с разрешения патентообладателя. На практике наиболее существенно эти правила затрагивают реимпорт, так называемый параллельный импорт, когда в Россию ввозятся российские товары, ранее вполне легально вывезенные в другие страны, поскольку для их ввоза в Россию требуется в каждом случае санкция российского правообладателя, что, очевидно, отвечает интересам производителей товаров.
К традиционным условиям ограничения исключительных прав патентообладателя относится также институт преждепользования (ст. 1361 ГК), когда третьи лица получают при определенных условиях право свободного использования изобретения, полезной модели или промышленного образца, тождественных запатентованным. Право преждепользования возникает при соблюдении следующих условий. Во-первых, использование должно начаться или к нему должны быть сделаны необходимые приготовления на территории Российской Федерации до даты приоритета патента. Во-вторых, используемое тождественное решение должно быть создано независимо от автора запатентованного решения (самостоятельно). При этом право преждепользования может быть уступлено другому физическому или юридическому лицу только совместно с производством, на котором имело место использование тождественного решения или были сделаны необходимые к нему приготовления.
Только при совокупности всех этих условий использование технического или художественно-конструкторского решения, тождественного решению, на которое выдан патент другому лицу, является правомерным и не подпадает под действие этого патента. Оно осуществляется без разрешения патентообладателя и безвозмездно.
Близкие по содержанию правила определяют режим использования изобретений по праву так называемого послепользования, которое может возникнуть в связи с восстановлением действия патента, утратившего силу вследствие несвоевременной уплаты патентной пошлины (подробнее см. § 6 настоящей главы, п. 2). Определенные ограничения исключительных прав патентообладателя предусмотрены также в положениях ГК о выдаче принудительной лицензии в следующих случаях: во-первых, при недостаточном объеме использования патентообладателем запатентованного изобретения, полезной модели или промышленного образца и, во-вторых, когда использование одного патента на изобретение (так называемого зависимого патента) невозможно без использования другого запатентованного ранее изобретения (ст. 1362 ГК). В обоих случаях возникающие при согласовании условий такой лицензии споры решаются в судебном порядке.