Статья 1330. Исключительное право на сообщение радио- или телепередач

1. Организации эфирного или кабельного вещания принадлежит исключительное право использовать правомерно осуществляемое или осуществленное ею сообщение в эфир или по кабелю передач в соответствии со статьей 1229 настоящего Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на сообщение радио- или телепередачи), в том числе способами, указанными в пункте 2 настоящей статьи. Организация эфирного или кабельного вещания может распоряжаться исключительным правом на сообщение радио- или телепередачи.

2. Использованием сообщения радио- или телепередачи (вещания) считается:

1) запись сообщения радио- или телепередачи, то есть фиксация звуков и (или) изображения или их отображений с помощью технических средств в какой-либо материальной форме, позволяющей осуществлять ее неоднократное восприятие, воспроизведение или сообщение;

2) воспроизведение записи сообщения радио- или телепередачи, то есть изготовление одного и более экземпляра записи сообщения радио- или телепередачи либо ее части в любой материальной форме. При этом запись сообщения радио- или телепередачи на электронном носителе, в том числе запись в память ЭВМ, также считается воспроизведением. Не считается воспроизведением краткосрочная запись, которая носит временный или случайный характер и составляет неотъемлемую и существенную часть технологического процесса, имеющего единственной целью правомерное использование сообщения радио- или телепередачи либо передачу сообщения радио- или телепередачи в информационно-телекоммуникационной сети, осуществляемую информационным посредником между третьими лицами, при условии, что такая запись не имеет самостоятельного экономического значения;

(пп. 2 в ред. Федерального закона от 12.03.2014 N 35-ФЗ)

3) распространение сообщения радио- или телепередачи путем продажи либо иного отчуждения оригинала или экземпляров записи сообщения радио- или телепередачи;

4) ретрансляция, то есть прием и одновременное сообщение в эфир (в том числе через спутник) или по кабелю полной и неизменной радио- или телепередачи либо ее существенной части, сообщаемой в эфир или по кабелю организацией эфирного или кабельного вещания;

(пп. 4 в ред. Федерального закона от 12.03.2014 N 35-ФЗ)

5) доведение сообщения радио- или телепередачи до всеобщего сведения таким образом, что любое лицо может получить доступ к сообщению радио- или телепередачи из любого места и в любое время по собственному выбору (доведение до всеобщего сведения);

6) публичное исполнение, то есть любое сообщение радио- или телепередачи с помощью технических средств в местах с платным входом независимо от того, воспринимается оно в месте сообщения или в другом месте одновременно с сообщением;

7) прокат оригинала и экземпляров записи сообщения радио- или телепередачи.

(пп. 7 введен Федеральным законом от 12.03.2014 N 35-ФЗ)

3. Утратил силу с 1 октября 2014 года. — Федеральный закон от 12.03.2014 N 35-ФЗ.

4. К праву использования сообщения радио- или телепередачи соответственно применяются правила пункта 3 статьи 1317 настоящего Кодекса.

5. Организации эфирного и кабельного вещания осуществляют свои права с соблюдением прав авторов произведений, прав исполнителей, а в соответствующих случаях — обладателей прав на фонограмму и прав других организаций эфирного и кабельного вещания на сообщения радио- и телепередач.

6. Права организации эфирного или кабельного вещания признаются и действуют независимо от наличия и действия авторских прав, прав исполнителей, а также прав на фонограмму.

Комментарии к статье
В соответствии с пунктом 1 статьи 1330 ГК "организации эфирного или кабельного вещания принадлежит исключительное право использовать правомерно осуществляемое или осуществленное ею сообщение в эфир или по кабелю передач в соответствии со статьей 1229 настоящего Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на сообщение радио- или телепередачи), в том числе способами, указанными в пункте 2 настоящей статьи". При этом организация вещания "может распоряжаться исключительным правом на сообщение радио- или телепередачи". В порядке распоряжения организация вещания может заключить как договор об отчуждении своего смежного права, так и лицензионный договор.
Содержание рассматриваемого смежного права полностью соответствует содержанию исключительного права, определяемого в ст. 1229 ГК как право использовать объект правовой охраны.
Поскольку речь идет о вещании, Кодекс предусматривает возможность его использования как во время осуществления вещания, так и после его завершения. Например, при ретрансляции происходит использование осуществляемого вещания. В то время как воспроизведение записи сообщения передачи означает использование уже осуществленного вещания.
Как и в общих положениях (в ст. 1229), Кодекс применительно к смежному праву организаций вещания не ограничил способы использования сообщения передач, указав в п. 2 ст. 1330 только основные.

1. Запись вещания определяется как "фиксация звуков и (или) изображения или их отображений с помощью технических средств в какой-либо материальной форме, позволяющей осуществлять ее неоднократное восприятие, воспроизведение или сообщение".
Интерес прежде всего вызывает не столько само определение записи, сколько соотношение записи вещания с воспроизведением записи сообщения радио- или телепередачи. Для сравнения следует заметить, что в числе основных способов использования произведений (п. 2 ст. 1270 ГК) или фонограмм (п. 2 ст. 1324 ГК) запись не названа. Это и понятно. Произведение как объект авторского права изначально имеет объективную форму. Как указано в п. 3 ст. 1259 ГК, "авторские права распространяются как на обнародованные, так и на необнародованные произведения, выраженные в какой-либо объективной форме, в том числе в письменной, устной форме (в виде публичного произнесения, публичного исполнения и иной подобной форме), в форме изображения, в форме звуко- или видеозаписи, в объемно-пространственной форме". Фонограммы в соответствии с подп. 2 п. 1 ст. 1304 ГК вообще представляют "любые исключительно звуковые записи исполнений или иных звуков либо их отображений, за исключением звуковой записи, включенной в аудиовизуальное произведение". Следовательно, применительно к произведениям и фонограммам не может быть выделен в качестве отдельного (наряду с воспроизведением) способ использования - запись, а равно право на запись как одно из правомочий в составе соответствующего исключительного права.
Другое дело - вещание. Само сообщение передач осуществляется с помощью сигнала. В таком виде оно может существовать без какой-либо записи (прямой эфир). В то же время создание записи сообщения передач может быть как связано с использованием такой записи другими способами (воспроизведение, распространение), так и не связано с ними. Все это предопределяет возможность и целесообразность выделения применительно к вещанию такого способа использования, как запись.
Говоря о записи вещания, необходимо также обратить внимание на содержание п. 4 ст. 1330 ГК. В соответствии с ним к праву использования сообщения радио- или телепередачи соответственно применяются правила п. 3 ст. 1317 этого Кодекса. В указанном пункте устанавливается, что "исключительное право на исполнение не распространяется на воспроизведение, сообщение в эфир или по кабелю и публичное исполнение записи исполнения в случаях, когда такая запись была произведена с согласия исполнителя, а ее воспроизведение, сообщение в эфир или по кабелю либо публичное исполнение осуществляется в тех же целях, для которых было получено согласие исполнителя при записи исполнения".
Следовательно, если при записи сообщения радио- или телепередачи были определены цели такой записи (например, для последующего публичного исполнения записи вещания), то на последующее публичное исполнение такой записи исключительное право на вещание не распространяется.

2. Воспроизведение записи сообщения радио- или телепередачи определяется в Кодексе как "изготовление одного и более экземпляра записи сообщения радио- или телепередачи либо ее части" (подп. 2 п. 2 ст. 1330). Поскольку воспроизведение традиционно определяется как изготовление одного или более экземпляра, способ использования здесь определяется как воспроизведение записи вещания, а не как воспроизведение самого вещания. При этом запись сообщения радио- или телепередачи на электронном носителе, в том числе запись в память ЭВМ, также считается воспроизведением, кроме случая, когда такая запись является временной и составляет неотъемлемую и существенную часть технологического процесса, имеющего единственной целью правомерное использование записи или правомерное доведение сообщения радио- или телепередачи до всеобщего сведения. В остальном воспроизведение записи вещания как способ использования принципиально не отличается от воспроизведения произведений, исполнений и фонограмм.

3. Распространение сообщения радио- или телепередачи путем продажи либо иного отчуждения оригинала или экземпляров записи сообщения радио- или телепередачи (подп. 3 п. 2 ст. 1330). Данный способ использования сообщений радио- и телепередач не связан с трансляцией передач, а касается исключительно отчуждения записи вещания на материальном носителе. Однако более внимательное изучение данного положения указывает на то, что возможно распространение вещания и иным образом (ведь перечень способов использования сообщения радио- и телепередач не ограничен). Просто в подпункте 3 пункта 2 статьи 1330 ГК речь идет только об одном из видов распространения, а именно путем продажи или иного отчуждения оригинала или экземпляров записи передач. На это же указывает и само словосочетание "распространение сообщения". Если бы Кодекс исходил из того, что распространением является только отчуждение записи, то данный способ обозначался бы как "распространение записи сообщения" радио- или телепередач. Понятие же "распространение вещания" очевидно шире по своему содержанию.
С другой стороны, в анализируемом положении важно было не перечислить все возможные виды распространения, а выделить именно отчуждение записи как особый вид ее использования, который к тому же тесным образом связан с воспроизведением и поэтому назван в пункте 2 ст. 1330 ГК как раз после него. Создание экземпляров записи зачастую обусловлено последующим их распространением. Организации вещания наряду с другими правообладателями получают возможность распространять диски, кассеты с записью своего вещания, естественно, с соблюдением прав иных лиц (авторов, исполнителей, производителей фонограмм и т.д.). Это своего рода массовое распространение. В то же время рассматриваемый способ использования записи вещания включает и единичное распространение записи, а также ситуацию, которая не обусловлена воспроизведением записи. Речь идет об отчуждении оригинала записи. Оригинал записи - это не обязательно единственная запись в физическом понимании слова. Это единственная с юридической точки зрения запись, созданная управомоченным лицом. Отчуждение оригинала записи в отличие от отчуждения экземпляра имеет целью ее дальнейшее воспроизведение и (или) распространение, и (или) доведение до всеобщего сведения, и (или) иное использование вещания.

4. Ретрансляция, т.е. сообщение в эфир (в том числе через спутник) либо по кабелю радио- или телепередачи одной организацией эфирного или кабельного вещания одновременно с получением ею такого сообщения этой передачи от другой такой организации (подп. 4 п. 2 ст. 1330).
Сам термин "ретрансляция" представляется не совсем удачным, но использован в законе за неимением лучшего. Как уже отмечалось, трансляция - скорее понятие из сферы электросвязи, нежели из сферы деятельности вещательных организаций. Речь идет об одновременном вещании одной вещательной организации вещания, осуществленного другой вещательной организацией.
Слово "одновременно" указывает на ограничительное понятие вещания. В понятие "ретрансляция", которое закреплено в Кодексе, таким образом, не вошло "последующее", т.е. "неодновременное", вещание. Такое определение представляется разумным с точки зрения понимания исключительного права на вещание. "Неодновременное" вещание предполагает создание записи вещания и его последующее использование (передача в эфир, по кабелю), что в случае его включения в понятие "ретрансляция" могло привести к смешению способов использования вещания.
Однако значение "последующего" вещания нельзя сбрасывать со счетов. Расположение в нашей стране столицы на западе, а не на востоке предопределяет необходимость не только одновременного, но и "последующего" вещания. Сигнал, сформированный вещательными компаниями, осуществляющими свою деятельность на всей территории страны, передается с запада на восток, из столицы - в регионы и может быть поэтому актуальным не сегодня (если на востоке уже глубокая ночь), а завтра. Следовательно, и вещание становится не одновременным, а последующим. Такое вещание тоже представляет собой использование вещания другой организации вещания. Здесь можно говорить о записи и ее последующем сообщении в эфир или по кабелю.
Ретрансляцию как деятельность, основанную на разрешении на вещание, необходимо отличать от авторских правомочий использовать произведение путем передачи его в эфир или по кабелю, в том числе путем ретрансляции (подп. 7 и 8 п. 2 ст. 1270 ГК).
Если одна организация вещания предоставляет другой организации вещания право на сообщение определенных передач, представляющих аудиовизуальные произведения, то речь идет об авторско-правовом правомочии передачи произведения в эфир. Если же речь идет о передаче вещания телекомпании в течение, например, трех часов в сутки, то в данном случае речь идет о ретрансляции.
Сам термин "ретрансляция" впервые введен Кодексом в отечественное гражданское законодательство. Закон об авторском праве не использовал этого термина, хотя аналогичное правомочие предусматривал. В соответствии с подп. 1 п. 2 ст. 40 этого Закона в смежное право организации эфирного вещания включалось правомочие разрешать одновременно передавать в эфир ее передачу другой организации эфирного вещания. Также в смежное право организации кабельного вещания включалось правомочие разрешать одновременно сообщать для всеобщего сведения по кабелю ее передачу другой организации кабельного вещания (подп. 1 п. 2 ст. 41). Таким образом, ретрансляция по Закону об авторском праве есть вещание в одной среде: с эфира - в эфир, с кабеля - по кабелю.
Гражданский кодекс придерживается такой же логики, правда, указывает на это другое положение - п. 3 ст. 1330:
"Использованием сообщения радио- или телепередачи организации эфирного вещания считаются как ретрансляция его в эфир, так и сообщение по кабелю.
Использованием сообщения радио- или телепередачи организации кабельного вещания считаются как ретрансляция его по кабелю, так и сообщение в эфир".
Из данного положения видно, что использование эфирного вещания путем распространения его по кабелю - это сообщение (т.е. вещание), но не ретрансляция, и наоборот.
Положения пункта 3 статьи 1330 ГК затрагивают и проблему квалификации отношений, возникающих между организацией эфирного вещания и владельцами кабельных сетей телевидения. Какова юридическая природа этих отношений: предоставление смежного исключительного права на передачу эфирного вещания путем сообщения по кабелю или же это предоставление услуг связи соответствующим оператором? На практике такие отношения часто рассматриваются и как передача смежных прав организацией эфирного вещания организации кабельного вещания, и как оказание услуг связи "кабельщиком" организации эфирного вещания. Тем самым стороны добиваются своеобразного паритета, основанного на зачете требований (никто никому ничего не платит, поскольку ценность предоставляемых прав приравнивается к ценности предоставляемых услуг связи). Ситуация осложняется еще и тем, что один и тот же оператор кабельных сетей может иметь и лицензию на вещание, и лицензию на связь в отношении таких сетей.
Ключом к пониманию природы этих отношений является определение той функции, которую выполняет "кабельщик". Отношения между вещательной организацией и владельцем кабельных сетей не могут трактоваться одновременно как отношения по использованию объекта смежных прав и как отношения по оказанию услуг связи. В том случае, если владелец кабельных сетей доводит эфирный сигнал до пользователя, можно говорить об оказании услуг. Если же речь идет о получении возможности именно транслировать вещание телекомпании, то в данном случае речь идет о предоставлении прав на вещание. При этом порядок предоставления этих прав может быть определен договором. Например, организация эфирного вещания может быть заинтересована в трансляции своего вещания по кабельным сетям, в том числе ради расширения зоны распространения своих программ, что может быть связано с возможностью получения дополнительной прибыли от размещения рекламы. В этом случае владелец кабельных сетей резонно может настаивать на получении каких-то материальных выгод и для себя. Но это связано именно с порядком использования им вещания, а не с оказанием им услуг организации эфирного вещания.

5. Доведение сообщения радио- или телепередачи до всеобщего сведения (подп. 5 п. 2 ст. 1330) таким образом, что любое лицо может получить доступ к сообщению радио- или телепередачи из любого места и в любое время по собственному выбору (доведение до всеобщего сведения). Данный способ использования сообщения радио- и телепередач сегодня означает интернет-использование. Ранее уже отмечалось, что интернет-вещание существует как одна из разновидностей вещания. Однако необходимо различать две ситуации вещания в Интернете. Если речь идет о вещании, которое впервые осуществлено через Интернет, то такое вещание использованием вещания как объекта исключительного права не является. Здесь мы имеем дело с самим вещанием как таковым. Если же вещание осуществлено, например, в эфире и затем уже существующее сообщение радио- или телепередач доводится до всеобщего сведения, то речь идет об использовании вещания в соответствии с подп. 5 п. 2 ст. 1330 ГК.

6. Публичное исполнение определяется в Кодексе как любое сообщение радио- или телепередачи с помощью технических средств в местах с платным входом независимо от того, воспринимается оно в месте сообщения или в другом месте одновременно с сообщением (подп. 6 п. 2 ст. 1330). В отличие от использования произведений, исполнений и фонограмм, в отношении которых правомочия правообладателя распространяются на публичное исполнение их в местах, свободных для посещения, публичное исполнение вещания касается только сообщения радио- и телепередач в местах с платным входом. Это связано с тем, что подавляющее большинство теле- и радиокомпаний свободно распространяют свои передачи, имея в виду, что зрители и слушатели "платят" за вещание просмотром или прослушиванием рекламы на соответствующем канале. Следовательно, сообщение передач в местах, свободных для посещения, не нарушает интересы вещательных организаций. Чего нельзя сказать о ситуации трансляции передач в местах с платным входом. Здесь публичное исполнение вещания является одним из элементов получения дохода, что влечет за собой необходимость получения согласия правообладателя на такой вид использования.
В соответствии с пунктом 1 статьи 1331 ГК исключительное право на сообщение радио- или телепередачи действует в течение пятидесяти лет, считая с 1 января года, следующего за годом, в котором имело место сообщение радио- или телепередачи в эфир или по кабелю. При этом в абзаце 1 статьи 6 Закона о введении в действие части четвертой ГК устанавливается, что данный срок применяется в случаях, когда пятидесятилетний срок действия смежного права организаций вещания не истек к 1 января 1993 г. Указание на эту дату связано с тем, что согласно п. 3 Постановления Верховного Совета РФ "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах" срок охраны прав организаций вещания (согласно п. 3 и 4 ст. 43 Закона об авторском праве данный срок также составлял пятьдесят лет) применяется во всех случаях, когда пятидесятилетний срок действия данного смежного права не истек к 1 января 1993 г.
Однако в пункте 5 того же Постановления Верховного Совета отмечалось, что радио- и телепередачи (передачи в эфир), в отношении которых не истек пятидесятилетний срок с момента правомерного обнародования или создания, если они не были обнародованы, охраняются с даты введения в действие Закона об авторском праве в течение оставшегося срока как объекты смежных прав. В литературе справедливо отмечалось, что данное положение в части передач созданных, но не обнародованных применяться не может. В этой части оно вступает в противоречие с п. 3 - 4 ст. 43 указанного Закона, устанавливающими пятидесятилетний срок действия смежных прав организаций эфирного и кабельного вещания после осуществления первой передачи в эфир или по кабелю. Данное положение п. 5 Постановления Верховного Совета тем более противоречит Кодексу, поскольку созданного, но еще не обнародованного объекта исключительных прав организаций вещания просто не существует. Вещание как объект появляется только с момента его распространения. Можно ли привязку сроков к 1 января 1993 г. рассматривать как определенное продление срока действия смежных прав в ст. 6 Закона о введении в действие части четвертой ГК? Имеются в виду ситуации, при которых срок не истек к 1 января 1993 г., но истек к 1 января 2008 г., т.е. ко дню введения в действие части четвертой ГК РФ. Ответ должен быть отрицательным. До 1 января 2008 г. исчисление сроков регулируется правилами Закона об авторском праве, ст. 43 которого предусматривает, как исчисляются данные сроки. Поэтому в случае истечения срока охрана прекращается. А Гражданский кодекс, равно как Закон о введении в действие части четвертой ГК, не предусматривает восстановления таких сроков. Наоборот, в пункте 3 статьи 1331 ГК прямо устанавливается, что по истечении срока действия исключительного права на сообщение радио- или телепередачи оно, т.е. сообщение, переходит в общественное достояние.
Правопреемство также не влияет на исчисление сроков действия смежных прав организаций вещания. Согласно пункту 2 статьи 1331 ГК "к правопреемникам организации эфирного или кабельного вещания исключительное право на сообщение радио- или телепередачи переходит в пределах оставшейся части срока, указанного в пункте 1 настоящей статьи".
Статья 1332 ГК определяет действие исключительного права на сообщение радио- или телепередачи на территории Российской Федерации. Исключительное право на сообщение радио- или телепередачи действует на территории Российской Федерации, если организация эфирного или кабельного вещания имеет место нахождения на территории Российской Федерации и осуществляет сообщение с помощью передатчиков, расположенных на территории Российской Федерации, а также в иных случаях, предусмотренных международными договорами Российской Федерации. Оговорка в отношении международных договоров означает возможность предоставления исключительного права на вещание вещательным организациям, не отвечающим условиям, указанным в этой статье ГК, т.е. не имеющим места нахождения на территории России либо осуществляющим сообщение передач на территорию Российской Федерации с передатчиков, не расположенных на ее территории. Последний случай предусмотрен в п. 2 ст. 5 Европейской конвенции о трансграничном телевидении 1989 г., в соответствии с которой транслирующим участником признаются:
a) в случае наземной трансляции государство-участник, в котором осуществляется первоначальная передача;
b) в случае спутниковой трансляции:
i) участник, у которого находится станция спутниковой связи;
ii) участник, предоставляющий частоту или спутник в случае, если станция спутниковой связи находится в государстве, не являющемся участником настоящей Конвенции;
iii) участник, в котором телевещатель имеет местопребывание в том случае, когда не установлена ответственность на основании подп. "i" и "ii".
Это свидетельствует о возможности предоставления исключительного права на вещание в соответствии с международным договором при отсутствии условий, установленных ст. 1332 ГК.