Статья 1322. Изготовитель фонограммы

Изготовителем фонограммы признается лицо, взявшее на себя инициативу и ответственность за первую запись звуков исполнения или других звуков либо отображений этих звуков. При отсутствии доказательств иного изготовителем фонограммы признается лицо, имя или наименование которого указано обычным образом на экземпляре фонограммы и (или) его упаковке либо иным образом в соответствии со статьей 1310 настоящего Кодекса.

(в ред. Федерального закона от 12.03.2014 N 35-ФЗ)

Комментарии к статье
История законодательства о правах на фонограмму невелика. Впервые нормы о праве на фонограмму как смежном праве появились в австрийском Законе об авторском праве 1936 г. В российском законодательстве это смежное право возникло совсем недавно - с принятием Основ гражданского законодательства 1991 г. (в виде "права создателя звукозаписи"). Дальнейшее развитие этот институт (уже как право производителя фонограммы) получил в рамках Закона об авторском праве - среди норм о смежных правах. И наконец, в четвертой части Гражданского кодекса праву на фонограмму посвящен отдельный параграф (§ 3 гл. 71). Увеличение числа законодательных норм о фонограммах является свидетельством роста значимости фонограмм как объекта гражданского оборота.
Введение права на фонограмму в перечень смежных прав имеет целью защитить интересы лица, организующего создание звуковой записи. Из этого следует, что право будет предоставляться лицу независимо от наличия или отсутствия творческой составляющей в его деятельности. Для того, чтобы приобрести права на фонограмму, достаточно взять на себя инициативу и ответственность за первую запись звуков исполнения или других звуков либо отображений этих звуков (ст. 1322 ГК).
Указание на "инициативу и ответственность" означает, что для приобретения прав изготовителя фонограммы не всегда требуется совершение фактических действий по изготовлению фонограммы. Изготовление фонограммы можно заказать другому лицу, подобная практика является весьма распространенной. В таких случаях "взятие на себя инициативы и ответственности" должно быть осуществлено в определенных юридических формах: например, в виде договора на осуществление звукозаписи на концерте. Если лицо само осуществляет изготовление записи, то "взятие на себя инициативы и ответственности" будет выражаться в фактических действиях по осуществлению такой записи.
Важно заметить, что речь идет только о первой записи. Любая последующая перезапись фонограммы не будет приводить к возникновению новых прав на фонограмму. Например, если идет прямая трансляция концерта в эфир, то лицо, осуществившее его первую запись, может приобрести права на созданную фонограмму (разумеется, при условии соблюдения прав исполнителей - см. п. 1, подп. 3 п. 2 ст. 1317 ГК). Но если в промежутке между исполнением и передачей в эфир создавалась запись такого исполнения и именно она потом передавалась в эфир (т.е. существовал некоторый, хоть и небольшой, сдвиг во времени между исполнением и его трансляцией), то лицо, записавшее концерт "с эфира", прав на фонограмму не приобретет.
На практике осуществление записи может вестись одновременно несколькими лицами (в частности, речь политического деятеля может быть записана параллельно многими информационными агентствами). Поскольку в этом случае запись будет производиться такими лицами самостоятельно и одновременно (т.е. все подобные записи будут "первыми"), права таких лиц на созданные ими фонограммы также будут независимыми друг от друга.
Права на фонограмму могут принадлежать как российским, так и иностранным лицам, а также лицам без гражданства. При этом изготовителем фонограммы может быть как физическое, так и юридическое лицо.
Согласно статье 1328 ГК исключительное право на фонограмму действует на территории Российской Федерации в следующих случаях: 1) если изготовитель фонограммы является гражданином Российской Федерации или российским юридическим лицом; 2) если фонограмма обнародована или ее экземпляры впервые публично распространялись на территории Российской Федерации, а также 3) в иных случаях, предусмотренных международными договорами Российской Федерации.
В первом случае имеет значение только национальная принадлежность соответствующего физического или юридического лица, тогда как место изготовления фонограммы, место проживания этого лица и тому подобные обстоятельства во внимание не принимаются. Поэтому права на фонограмму будут признаваться по российскому праву, например, и в том случае, когда фонограмма была создана за пределами России постоянно проживающим в другой стране лицом, если оно сохранило российское гражданство.
Во втором случае, напротив, национальная принадлежность изготовителя фонограммы не имеет значения. Важно только, где фонограмма обнародована или где ее экземпляры впервые публично распространялись. В зависимости от того, произошло это в России или за ее пределами, исключительное право на фонограмму действует или не действует на территории Российской Федерации. Поскольку в нормах ГК, посвященных праву на фонограмму, нет специального определения обнародования фонограммы, следует использовать по аналогии (п. 1 ст. 6 ГК) определение, содержащееся в главе об авторском праве. Поэтому согласно пункту 1 статьи 1268 ГК обнародованием фонограммы следует считать действие, которое впервые делает фонограмму доступной для всеобщего сведения любым способом. Это означает, что фонограмма будет признаваться обнародованной и в том случае, когда она лишь публично исполнена, но ее экземпляры не распространялись. Если же лишь распространяются экземпляры фонограммы, то такое распространение должно иметь характер публичности, что означает, в частности, необходимость обеспечить распространение такого количества экземпляров фонограммы, чтобы можно было удовлетворить разумные потребности публики. Поэтому распространение фонограммы впервые лишь в единичных экземплярах не может признаваться достаточным для того, чтобы считать его первым публичным распространением фонограммы.
По сравнению с Законом об авторском праве в ГК круг отношений, для которых исключительное право на фонограмму признается по российскому праву (п. 2 ст. 1324 ГК), стал значительно шире, поскольку указанный Закон говорил не об обнародовании, а лишь об "опубликовании" фонограммы, сводя возможные формы ее использования к выпуску в обращение экземпляров фонограммы (абз. 13 ст. 4 и подп. 2 п. 2 ст. 35).
Предусмотренная в статье 1328 ГК третья группа случаев, в которых в России признается исключительное право на фонограмму, позволяет восполнить определенную ограниченность первых двух критериев, дополняя их правилами, установленными международными договорами Российской Федерации.
Международными договорами Российской Федерации, предусматривающими охрану прав изготовителей фонограмм, являются Международная конвенция об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций, заключенная в Риме 26 октября 1961 г. (Римская конвенция), и Конвенция об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм, заключенная в Женеве 29 октября 1971 г. (Женевская конвенция о фонограммах). Россия участвует в обеих Конвенциях.
Римская конвенция (ст. 5) предусматривает предоставление участвующими в ней государствами национального режима охраны производителям фонограмм при соблюдении любого из следующих условий:
a) производитель фонограммы является гражданином другого договаривающегося государства (критерий гражданства производителя);
b) первая запись звука осуществлена в другом договаривающемся государстве (критерий места первой записи);
c) фонограмма впервые опубликована в другом договаривающемся государстве (критерий места публикации).
В этом перечне присутствует критерий, которого нет в ст. 1328 ГК, - критерий места первой записи. Дело в том, что ст. 5 Римской конвенции разрешает государствам - участникам Конвенции исключить в своем законодательстве критерий места первой записи или критерий места публикации по своему выбору. Российская Федерация воспользовалась этой возможностью и при присоединении к Римской конвенции оговорила неприменение критерия места первой записи. Таким образом, осуществление первой записи фонограммы на территории Российской Федерации само по себе не является основанием для возникновения в России исключительного права на фонограмму.
В свою очередь, Женевская конвенция (ст. 2) обязывает государства - участников Конвенции охранять интересы производителей фонограмм, являющихся гражданами других государств-участников, от производства копий фонограмм без согласия производителя и от ввоза таких копий всякий раз, когда упомянутые производство или ввоз осуществляются с целью их распространения среди публики, а также от распространения этих копий среди публики.
Учитывая, что обе эти Конвенции охватывают очень большое количество участников (на 1 августа 2007 г. в Римской конвенции участвовали 86 государств и 76 - в Женевской), можно считать, что иностранные правообладатели будут достаточно хорошо защищены в Российской Федерации.
Однако признание в России исключительного права за иностранными изготовителями фонограмм в соответствии с международными договорами Российской Федерации осуществляется при одновременном наличии двух условий, а именно: в отношении фонограмм, (1) не перешедших в общественное достояние в стране их происхождения вследствие истечения установленного в такой стране срока действия исключительного права на эти объекты и (2) не перешедших в общественное достояние в Российской Федерации вследствие истечения предусмотренного ГК срока действия исключительного права (п. 3 ст. 1304). Таким образом, если фонограмма переходит в общественное достояние в стране своего происхождения, то она не будет охраняться и в Российской Федерации, даже если в России срок охраны такой фонограммы не истек. Иными словами, если в стране происхождения фонограмма не охраняется, законодатель считает нецелесообразным охранять ее и в России. Это правило, конечно, не применяется к случаям, когда фонограмма создана российским гражданином или российским юридическим лицом.
И наоборот, иностранное лицо не может требовать защиты своих прав в Российской Федерации на основании международных договоров, если срок действия исключительного права, установленный в России, истек. Это исключает возможность для иностранного лица получать охрану своих прав в России в течение большего срока (когда такой больший срок предусмотрен в законодательстве страны происхождения фонограммы), чем это предусмотрено ГК.
Стоит заметить, что в силу поправок, внесенных в Закон об авторском праве в 1995 г., смежные права иностранных физических и юридических лиц признавались на территории Российской Федерации только в соответствии с международными договорами Российской Федерации. Фактически, в силу неудачной формулировки, с 1995 по 2003 г. (когда Россия присоединилась к Римской конвенции) к иностранным лицам правило о месте первого обнародования не применялось.