Статья 1105. Возмещение стоимости неосновательного обогащения

1. В случае невозможности возвратить в натуре неосновательно полученное или сбереженное имущество приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, если приобретатель не возместил его стоимость немедленно после того, как узнал о неосновательности обогащения.

2. Лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило.

Комментарии к статье
1. По общему правилу (п. 1 ст. 1104 ГК) на обогатившееся лицо возлагается обязанность возвратить недолжно полученное имущество потерпевшему в натуре (принцип contrarius actus - исполнение, которое однажды произведено, может быть отменено соответствующим ему контрисполнением). Однако возврат в натуре имущества, составляющего неосновательное обогащение, порой невозможен. При этом закон не определяет, при наличии каких обстоятельств невозможность возврата имеет место. Так, очевидно, что имущество не может быть возвращено потерпевшему, если оно не сохранилось в натуре, напр. ввиду уничтожения, потребления, переработки и иного существенного изменения его свойств. Между тем возможны ситуации, когда сохранившееся в натуре имущество уже использовано таким образом, что его изъятие вызовет неоправданные убытки для приобретателя или явно экономически нецелесообразно, напр. ввиду полного износа технических средств, оборудования и невозможности использования их по первоначальному назначению (п. 3 Письма ВАС N 49). Во всех вышеперечисленных случаях потерпевшему должна присуждаться денежная стоимость имущества на момент его приобретения.

2. Если в дальнейшем стоимость имущества возросла по сравнению с той, какой она была в момент приобретения, то разница будет составлять убытки потерпевшего. При определении размера данных убытков должна приниматься в расчет стоимость имущества на момент предъявления иска или вынесения судебного решения по аналогии с п. 3 ст. 393 ГК. От обязанности возмещения убытков приобретатель освобождается, если возместит стоимость имущества немедленно после того, как узнает о неосновательности обогащения.

3. В п. 1 коммент. ст. решен также вопрос о том, чем определяется мера обязательства приобретателя - стоимостью полученного или стоимостью уцелевшего, сохранившегося на момент рассмотрения спора имущества. В отсутствие данного положения закона могли бы возникать споры по поводу того, должен ли добросовестный получатель возмещать потерпевшему стоимость растраченного, подаренного другому лицу либо проданного себе в убыток имущества. Следует ли в подобных ситуациях считать его неосновательно обогатившимся? Очевидно, что да. Ответчик не может, сославшись на утрату обогащения, изменение своего экономического положения, защититься от притязаний истца. На сегодняшний день подобное возможно разве что в Германии, где сложилось убеждение в том, что мера обязательства должника в исках из неосновательного обогащения определяется не потерями кредитора, как это имеет место в деликтных обязательствах, а исключительно размером имеющейся в наличии выгоды должника. Возврат обогащения не должен причинять должнику вреда, ставить его в затруднительное положение. Российский законодатель по германскому пути, однако, не пошел. Хорошо это или нет - покажет будущее.

4. В п. 2 коммент. ст. предусмотрены два ранее не встречавшихся в законодательстве вида неосновательного обогащения: обогащение вследствие пользования чужим имуществом без намерения его приобрести и вследствие пользования чужими услугами. Их объединяет то, что потерпевшему возмещается не стоимость неосновательно приобретенного имущественного блага, а стоимость сбереженного обогатившимся лицом блага.

Что касается услуги, то деятельность по ее оказанию не создает вещественного результата, который существовал бы отдельно от ее исполнителя. Поскольку полезный эффект услуги потребляется в процессе ее предоставления, он не получает обособленного выражения в имущественной сфере обогатившегося лица. В то же время п. 2 ст. 1105 может применяться по аналогии не только при пользовании чужими услугами, но и при выполнении потерпевшим отдельных работ подрядного типа (напр., ремонт, окраска, обработка вещи и т. д.). езультат соответствующих работ также не всегда может быть идентифицирован в имуществе обогатившегося лица и, как правило, неотделим от самой вещи.

5. При применении рассматриваемой нормы существенное значение имеет то, насколько точно суду удастся определить меру обогащения лица, пользовавшегося чужими услугами, иначе говоря, установить размер неосновательно сбереженного имущества. Само по себе неосновательное пользование чужими услугами обогащением не является. Важно установить, что в результате такого пользования соответствующее лицо сберегло имущество.

Если лицо пользовалось услугами на основании договора, то они оплачиваются по согласованной в договоре цене. Но договорное обязательство по тем или иным причинам может оказаться недействительным или несуществующим. Между тем услуги соответствующему лицу оказаны, однако лицо за них не расплатилось и тем самым обогатилось. При данных обстоятельствах оно не может отрицать получение экономической выгоды (если, конечно, сделка не была совершена под влиянием насилия или угрозы). Поэтому исполнитель услуги вправе требовать возмещения ее стоимости, определенной в договоре, но не по договорному, а по кондикционному иску.

Пользование услугами, однако, может иметь место и в отсутствие договорных отношений (напр., лицо, не являющееся членом товарищества собственников жилья, тем не менее безвозмездно пользуется услугами охраны, уборки лестничных проемов и придомовой территории, оказываемых товариществу). В некоторых же случаях пользование услугами может иметь место и при полной неосведомленности соответствующего лица об оказанной ему услуге. Вопрос о неосновательном обогащении такого лица приобретает особую остроту. Получив благо, потребительная стоимость которого для него незначительна либо вовсе равна нулю, он вынужден расплачиваться ощутимой для себя суммой денег.

Поэтому денежная компенсация за пользование чужими услугами должна присуждаться не всегда, а в тех случаях, когда оно носит неоспоримо выгодный характер. Например, есть веские причины полагать, что лицо, неосновательно получившее имущественное благо, испытывало потребность в нем. Тем самым оно избежало необходимых расходов, связанных с его приобретением. В случаях когда обогащение стало результатом выполнения потерпевшим подрядных работ, в пользу его неоспоримости будет свидетельствовать факт последующего извлечения обогатившимся лицом денежного или иного дохода (напр., отремонтированный дом продан по цене, превышающей его ранее определенную стоимость).

Кроме того, обязанность возместить стоимость неосновательно сбереженного имущества разумно возложить на лицо, которое, имея возможность отказаться от получения определенного блага, тем не менее приняло его либо поощряло деятельность исполнителя по оказанию услуг.

6. Многое из сказанного выше по поводу неосновательного пользования чужими услугами, mutatis mutandis, может быть распространено и на временное пользование чужим имуществом без намерения его приобрести. Наиболее типичный пример - пользование имуществом, предоставленным по договору аренды, оказавшемуся недействительным или незаключенным. При этом неосновательное обогащение пользователя имущества может быть связано либо с тем, что арендная плата вовсе не перечислялась собственнику либо ее размер был значительно меньше обычных ставок, уплачиваемых за аренду аналогичных помещений в соответствующей местности (п. 7 Письма ВАС N 49). Если же пользование осуществлялось не в связи с договором, то оценить размер обогащения можно исходя из рыночной цены пользования соответствующим имуществом, существовавшей на момент, когда пользование закончилось, и в том месте, где оно происходило.

При определении размера присуждаемой потерпевшему денежной суммы должны учитываться разумные интересы обогатившегося лица, а также характер поведения самого потерпевшего. Если он сознательно создал условия, способствовавшие тому, чтобы его имущество оказалось в пользовании третьих лиц, то размер взыскиваемой в пользу такого потерпевшего суммы может быть уменьшен по сравнению с рыночной ценой.