Статья 1103. Соотношение требований о возврате неосновательного обогащения с другими требованиями о защите гражданских прав

Поскольку иное не установлено настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений, правила, предусмотренные настоящей главой, подлежат применению также к требованиям:

1) о возврате исполненного по недействительной сделке;

2) об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения;

3) одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством;

4) о возмещении вреда, в том числе причиненного недобросовестным поведением обогатившегося лица.

Комментарии к статье
1. До принятия части второй ГК неосновательное обогащение рассматривалось как своеобразный резервный (запасной) институт. Считалось, что кондикционный иск может быть предъявлен лишь в тех случаях, когда защиту нарушенного субъективного права невозможно обеспечить с помощью вещного, договорного или деликтного исков.

Коммент. ст., на первый взгляд, свидетельствует об отказе от идеи "резервности" института неосновательного обогащения. Правила, предусмотренные гл. 60 ГК, теперь применимы к целой группе неоднородных по своей юридической природе требований. Это, однако, не означает, что кондикционный иск стал неким универсальным средством защиты гражданских прав, конкурентом виндикационного, деликтного и других исков. Правила о неосновательном обогащении не вытесняют, а сопровождают требования, перечисленные в ст. 1103, причем такого сопровождения может и не понадобиться. Например, причинение вреда не принесло правонарушителю какой-либо имущественной выгоды. К такому правонарушителю может быть предъявлен только деликтный иск (см. об этом подробнее: Гражданское право: Учебник / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. 3-е изд. М., 2000. Т. 3. С. 79).

Резервность рассматриваемого института следует понимать в том смысле, что иск из неосновательного обогащения не должен использоваться с целью обхода закона, напр., когда отсутствует право на предъявление другого иска вследствие истечения срока давности или по иным причинам юридического или фактического характера. Так, если собственнику отказано в виндикационном иске, поскольку ранее спорная вещь выбыла из его владения по его воле, а ответчик оказался добросовестным и приобрел вещь возмездно, то собственник не вправе истребовать данную вещь посредством кондикционного иска.

Если правовой результат, к достижению которого стремится истец, может быть достигнут при помощи другого иска, предъявленного к тому же самому или другому ответчику, кондикционный иск должен быть отклонен. Предположим, что банк, действуя во исполнение поручения клиента, ошибочно зачислил денежные средства, предназначенные фирме А, на счет фирмы Б. Клиент для защиты своих интересов должен предъявить к банку иск из нарушения договора банковского счета, а не иск из неосновательного обогащения к фирме Б. Недопустимость предъявления клиентом банка кондикционного иска к фирме Б обусловлена в данном случае еще и тем, что она обогатилась не за счет клиента, а за счет банка. Потери клиента и обогащение фирмы Б не являются взаимно обусловленными фактами.

Рассмотрим соотношение требования из неосновательного обогащения с каждым из требований, перечисленных в ст. 1103.

2. При возврате исполненного по недействительной сделке возможны две ситуации: а) когда нормы гл. 60 ГК применяются ipso jure в силу того, что имеет место неосновательное обогащение, по крайней мере одного из участников сделки, и б) когда они применяются как прием законодательной техники, призванный восполнить пробел в регулировании последствий недействительности сделки. Так, имущество, переданное по недействительной сделке, за время нахождения у стороны, обязанной к его возврату, в том числе и при отсутствии факта ее неосновательного обогащения, могло ухудшиться, принести доходы, потребовать затрат на его содержание и т. д. В этом случае последствия недействительности такой сделки выходят за рамки того, что очерчено в п. 2 ст. 167 ГК, и субсидиарное применение норм гл. 60 ГК вполне оправданно. Если же, напр., предметом сделки стали родовые вещи, которые при передаче приобретателю смешались с однородными вещами последнего, нормы о неосновательном обогащении применяются ipso jure. Кроме того, п. 3 ст. 167 ГК наделяет суд правом прекратить действие сделки на будущее время, когда ее последствия еще не наступили, а потому не могут быть аннулированы. Если в результате такого судебного решения одна из сторон неосновательно обогащается за счет другой стороны, то она должна выплатить пострадавшей стороне денежную компенсацию. Например, когда обогатившаяся сторона не исполнила договор на момент признания его недействительным, но получила от другой стороны исполнение, возврат которого в натуре невозможен. Выплата компенсации будет в данном случае возмещением стоимости неосновательного обогащения. В любом случае правила гл. 60 ГК могут быть применены только после того, как в соответствии со специальными нормами будет установлена недействительность сделки (нельзя, напр., требовать изъятия наследственного имущества у наследника, пока завещание не будет признано недействительным).

3. Правила гл. 60 ГК субсидиарно применяются к требованиям собственника о возврате имущества из чужого незаконного владения. Такое применение оправданно в первую очередь в тех случаях, когда владелец пользовался чужой вещью и вследствие этого неосновательно сберег имущество. Кроме того, на основании п. 2 ст. 1104 ГК должен быть решен вопрос о том, несет ли незаконный владелец вещи риск ее случайной гибели (повреждения), и если да, то с какого момента. Что касается расчетов при возврате имущества из незаконного владения, то они должны производиться на основании ст. 303 ГК, а не ст. 1107, 1108 ГК.

4. Требование одной стороны в обязательстве к другой стороне о возврате исполненного в связи с этим обязательством по своей природе является требованием о возврате неосновательного обогащения. Рассматриваемая норма рассчитана на случаи, когда в качестве имущества, переданного в связи с обязательством, выступают родовые вещи или деньги (наличные или безналичные). Лицо, получившее соответствующее имущество, приобретает на него право. Между тем такое приобретение не соответствует содержанию обязательственного правоотношения, связывающего стороны (напр., при оплате товара сверх установленной в договоре цены). Поскольку в данном случае отсутствуют другие законные способы устранения неосновательности приобретения, должен применяться кондикционный иск. Если же в связи с обязательством неосновательно получена индивидуально-определенная вещь, то она может быть истребована по виндикационному иску, так как у ответчика не возникло в отношении нее имущественных прав.

Коммент. норма посвящена возврату исполненного в связи с обязательством. Но в ней ничего не сказано о применении правил гл. 60 ГК к требованиям о возврате исполненного по обязательству. Если имущество передано одной из сторон на основании договора в полном соответствии с его условиями, то можно ли в определенных случаях требовать его возврата, напр. при последующем расторжении такого договора? На первый взгляд, п. 4 ст. 453 ГК позволяет дать на поставленный вопрос отрицательный ответ: "Стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон". Однако, очевидно, что буквальное следование указанному правилу противоречит смыслу норм о неосновательном обогащении. В п. 1 Письма ВАС N 49 отмечается, что "при расторжении договора сторона не лишена права истребовать ранее исполненное, если другая сторона неосновательно обогатилась". Так, полученные до расторжения договора денежные средства подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения, если встречное удовлетворение получившей их стороной не было предоставлено и обязанность его предоставить отпала.

5. Если в результате совершенного правонарушения на стороне правонарушителя образовалась имущественная выгода, то помимо деликтного, к нему также может быть предъявлено требование из неосновательного обогащения (п. 2 Письма ВАС N 49).

Кондикционный иск, однако, может не только сопровождать деликтный иск, но и предъявляться вместо него. Если имеются в наличии условия для предъявления как деликтного, так и кондикционного исков, то выбор способа защиты нарушенного субъективного права предоставляется потерпевшему. Принцип "резервности" института неосновательного обогащения не должен этому препятствовать. Противники такого подхода утверждают, что при наличии у потерпевшего права на предъявление деликтного иска нельзя говорить об обогащении правонарушителя. Данный аргумент несостоятелен. С тем же успехом можно утверждать, что поскольку у заинтересованного лица есть право на предъявление иска из неосновательного обогащения, то, стало быть, вред ему еще не причинен.