Статья 10. Пределы осуществления гражданских прав

(в ред. Федерального закона от 30.12.2012 N 302-ФЗ)

1. Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

2. В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

3. В случае, если злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона с противоправной целью, последствия, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, применяются, поскольку иные последствия таких действий не установлены настоящим Кодексом.

4. Если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков.

5. Добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Комментарии к статье
Название коммент. ст. не вполне адекватно ее содержанию, так как по сути дела, ею вводится лишь понятие "злоупотребление правом", которое только отчасти покрывает проблему пределов осуществления гражданских прав. Ввиду отсутствия в ст. 10 общих указаний на пределы осуществления гражданских прав последние приходится выводить из общих начал и смысла гражданского законодательства.

В частности, при осуществлении гражданских прав не должны нарушаться права и охраняемые законом интересы других лиц; обладатели гражданских прав должны действовать разумно и добросовестно; гражданские права должны осуществляться в соответствии с их назначением и т. д.

Пунктом 1 ст. 10 введен запрет на так называемое злоупотребление правом, т. е. действия субъектов гражданских правоотношений, которые опираются на имеющиеся у них права, но выходят за их пределы. Злоупотребление правом рассматривается большинством ученых в качестве особого гражданского правонарушения, специфика которого состоит в том, что действия нарушителя формально опираются на принадлежащее ему право, однако при его конкретной реализации они приобретают такие форму и характер, что это приводит к нарушению прав и охраняемых законом интересов других лиц.

Как справедливо отмечается в литературе (см., напр.: Гражданское право / Отв. ред. Е. А. Суханов. 2-е изд. Т. 1. М., 1998. С. 391), квалификация злоупотребления правом в качестве гражданского правонарушения основывается на посылке, что критерием оценки правомерности (неправомерности) поведения субъектов при отсутствии конкретных запретов в законодательстве могут служить нормы, закрепляющие общие принципы гражданского права.

В п. 1 ст. 10 прямо указывается лишь на три возможных формы злоупотребления правом, а именно: а) осуществление права исключительно с намерением причинить вред другому лицу; б) осуществление права с целью ограничения конкуренции; в) злоупотребление доминирующим положением на рынке. Данные формы злоупотребления правом не являются исчерпывающими, поскольку в п. 1 ст. 10 подчеркивается, что не допускается "злоупотребление правом в иных формах".

Осуществление права исключительно с намерением причинить вред другому лицу - особое гражданское правонарушение, известное еще римскому праву под названием шиканы. Его специфика состоит в том, что обладатель субъективного гражданского права реализует заложенную в данном праве возможность не для удовлетворения каких-либо своих потребностей, а со специальной целью причинить вред другому лицу. Иными словами, сам правообладатель не нуждается в том правовом или ином результате, который достигается при осуществлении права, но тем не менее стремится к его наступлению, чтобы причинить неприятности другому лицу. При этом под вредом в данном случае понимаются не только убытки (ст. 15 ГК), которые могут возникнуть у этого лица, но и любые неблагоприятные для него последствия реализации права управомоченным субъектом.

Бремя доказывания таких неблагоприятных последствий, а также наличия умысла управомоченного лица на их наступление при отсутствии его личной заинтересованности в реализации права возлагается на лицо, которое полагает, что право употреблено во зло ему.

Осуществление права с целью ограничения конкуренции - не только одна из форм злоупотребления гражданским правом, но и нарушение антимонопольного законодательства. В частности, согласно ст. 6 Закона о конкуренции запрещается заключение сделок или осуществление согласованных действий хозяйствующими субъектами, которые приводят или могут привести:

- к установлению (поддержанию) цен (тарифов), скидок, надбавок (доплат), наценок;

- повышению, снижению или поддержанию цен на аукционах и торгах;

- разделу рынка по территориальному принципу, по объему продаж или закупок, по ассортименту реализуемых товаров либо по кругу продавцов или покупателей (заказчиков);

- ограничению доступа на рынок или устранению с него других хозяйствующих субъектов в качестве продавцов определенных товаров или их покупателей (заказчиков); отказу от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями (заказчиками).

Злоупотребление доминирующим положением на рынке как особая форма злоупотребления правом может иметь целью не только ограничение конкуренции, но и ущемление интересов других хозяйствующих субъектов. К подобным действиям (бездействию), в частности, относятся:

- изъятие товаров из обращения, целью или результатом которого является создание или поддержание дефицита на рынке либо повышение цен;

- навязывание контрагенту условий договора, не выгодных для него или не относящихся к предмету договора (необоснованные требования передачи финансовых средств, иного имущества, имущественных прав, рабочей силы контрагента, согласие заключить договор лишь при условии внесения в него положений, касающихся товаров, в которых контрагент не заинтересован, и др.);

- создание условий доступа на товарный рынок, обмена, потребления, приобретения, производства, реализации товара, которые ставят одни или несколько хозяйствующих субъектов в неравное положение по сравнению с другим или другими хозяйствующими субъектами;

- создание препятствий доступу на рынок (выходу с рынка) другим хозяйствующим субъектам;

- необоснованный отказ от заключения договора с отдельными покупателями (заказчиками) при наличии возможности производства или поставки соответствующего товара и т. д. (ст. 5 Закона о конкуренции).

Доминирующее положение хозяйствующих субъектов на рынке тех или иных товаров или услуг устанавливается антимонопольными органами на основании критериев, закрепленных Законом о конкуренции.

К "злоупотреблению правом в иных формах" следует отнести прежде всего недобросовестную конкуренцию, в том числе введение потребителей в заблуждение относительно характера, способа и места изготовления, потребительских свойств, качества и количества товара или его изготовителей; некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами других хозяйствующих субъектов; приобретение и использование исключительных прав на средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации товаров, работ и услуг в целях недобросовестной конкуренции и т. д.

Достаточно распространенной формой злоупотребления правом является реализация предоставленных им возможностей недозволенными средствами. Например, закон закрепляет за автором право на имя, одной из допустимых форм реализации которого является опубликование произведения под псевдонимом. Если, однако, в качестве псевдонима автором будет сознательно избрано имя, способное ввести публику в заблуждение, такое использование права следует квалифицировать как злоупотребление им.

Злоупотреблением правом может быть признано использование субъектом недозволенных средств его охраны. Так, если собственник имущества в целях предохранения его от кражи применяет такие средства, которые представляют смертельную опасность для окружающих, он выходит за рамки предоставленных ему законом возможностей и, следовательно, злоупотребляет правом.

В качестве злоупотребления правом следует расценивать действия тех субъектов, которые намеренно закладывают какие-либо дефекты в заключаемые ими договоры и иные исходящие от них документы с целью последующей ссылки на них в случае необходимости. Так же следует квалифицировать действия тех лиц, которые сознательно вводили своих контрагентов в заблуждение относительно тех или иных обстоятельств, например длительное время признавали определенные факты, а затем вдруг заявили обратное.

Злоупотребление правом, как и всякое гражданское правонарушение, влечет применение к нарушителям предусмотренных законом санкций. В целом ряде случаев такие санкции прямо установлены законом, например в отношении злоупотребления хозяйствующими субъектами доминирующим положением на рынке. При отсутствии в законодательстве конкретных санкций за тот или иной вид злоупотребления правом в качестве общей санкции выступает отказ в защите этого права, что и подчеркивает п. 2 ст. 10.

Отказ в защите права как общая санкция за злоупотребление им может приобретать разные формы в зависимости от характера самого права и конкретной формы злоупотребления им. В примере со злоупотреблением правом на авторское имя псевдоним автора может быть раскрыт без его согласия; средства охраны имущества, представляющие опасность для окружающих, могут быть нейтрализованы без предоставления собственнику какой-либо компенсации; дефекту в документе, сознательно заложенному в него составителем и раскрытому им в "нужный" момент, может не придаваться то юридическое значение, которое оно обычно имеет; и т. д.

В некоторых случаях закон ставит защиту гражданских прав в прямую зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно. Так, при заявлении получателем ренты претензий относительно объема предоставляемого ему содержания суд должен оценить их с позиций добросовестности и разумности (п. 3 ст. 602 ГК); с аналогичных позиций должны быть оценены требования арендатора предприятия по компенсации его издержек на улучшение арендованного имущества (ст. 662 ГК); при определении размера компенсации морального вреда в соответствии с п. 2 ст. 1101 ГК должны учитываться требования разумности и справедливости и т. д.

Оценка поведения обладателя субъективного права с позиций добросовестности и разумности предполагает высокую степень судебного усмотрения, без которого, впрочем, вообще невозможно применение правил коммент. ст. При этом п. 3 ст. 10 подчеркивает, что разумность и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается.

Последнее положение, т. е. презумпция разумности и добросовестности поведения участников гражданского оборота, имеет принципиальное значение для всего гражданско-правового регулирования и применения гражданско-правовых норм. Иными словами, разумность и добросовестность поведения участников гражданского оборота предполагается во всех случаях, а не только тогда, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно. Правило, содержащееся в п. 3 ст. 10, представляет собой лишь частный случай применения данной общей презумпции к ситуации, связанной с отказом в защите права, которое осуществлялось с нарушением принципов разумности и добросовестности.